Rambler's Top100
———————— • ————————

Книги

————— • —————

Трагедия русского офицерства

——— • ———

Глава IV
Офицерство в Белом движении

——— • ———

Восток

Комплектование

Все офицеры, начавшие борьбу на Волге и в Сибири, были, естественно, добровольцами. До середины августа, когда стали проводиться мобилизации, до 10 тыс. офицеров вступило в ряды армии в Сибири и несколько тысяч на Волге (с Забайкальем всего до 15 тыс.). Они в дальнейшем и составляли основу офицерского корпуса армии. Однако, как и на Юге, в первые дни пришлось столкнуться и с пассивностью части офицерства. Один из первых добровольцев на Волге вспоминал: «Итак, каждый боевой день приносил потери, а пополнения не было... Где же эти так называемые господа офицеры? Неужели предали и не пошли в строй? Раненые офицеры после выздоровления возвращались в строй и передавали нам, что каждый кабак набит людьми в офицерской форме, все улицы также полны ими... сущее безобразие... Одни формируют какую-то гвардейскую часть и находятся при штабе, другие говорят, что рядовыми они не пойдут, и, наконец, многие отговариваются тем, что у нас нет определенного монархического лозунга «За веру, Царя и Отечество!» и т.д. Для нас они — шкурники и предатели. Эти новости сильно действовали на настроение наших офицеров. Они ничего не говорили, не спорили, а как-то притихли, понурили головы. Чувствовалось, что каждый из них считал себя отрезанным куском, преданным своими же братьями офицерами»{940}.

Как и на Юге, на Востоке существовало некоторая отчужденность между теми, кто с самого начала участвовал в борьбе, и теми, кто присоединился позднее. Касаясь этого вопроса, генерал-майор Н.Т. Сукин (начальник штаба 3-го Уральского корпуса) отмечал, что (имелась в виду ситуация конца 1917 — начала 1918 гг.) «нашлись отдельные лица и среди офицеров, примкнувшие к большевикам. Отбрасывая эти единицы, все остальное офицерство разбилось на две части, из которых одна признала необходимость вести борьбу, не складывая оружия; другая часть, видя бесполезность такой борьбы до тех пор, пока массы не переболеют большевизмом и не изживут его, временно сложила оружие, выжидая событий. Но когда время борьбы настало и началось восстание масс, эта часть офицерства поголовно, включая даже стариков, встала в ряды бойцов... эта последняя часть офицерства также честно исполняла свой долг, и ни в коем случае нельзя признать основательными те отношения, которые приходится наблюдать со стороны многих представителей 1-й группы к группе 2-й»{941}.

К осени практически все офицеры, еще не вступившие в армию, были призваны по мобилизации. Этот контингент (меньшей численности, чем добровольцы) был, естественно, гораздо худшего качества: часть призванных офицеров была пассивна, слаба духом. Были случаи, когда такие офицеры, отправляясь на фронт, просили выдать им удостоверения, что они служат по мобилизации{942}. Последняя мобилизация офицеров была произведена на территории Приморского края по приходе к власти ген. Дитерихса{943}. Небольшое число прибыло из Вооруженных Сил Юга России. В конце июля 1919 г. по просьбе адм. Колчака ввиду некомплекта комсостава во Владивосток на пароходе «Иерусалим» было послано более 200 сухопутных офицеров{944}. 23 сентября 1921 г. прибыло 80 офицеров Каспийской флотилии во главе с капитан 1-го ранга Пышновым{945}.

Немало офицеров перешло из Красной Армии, особенно в 1918 г. при взятии Казани, Перми и в последующих боях (в Челябинске из служивших у красных 120 офицеров перешло 112). Причем отношение к ним на Востоке было благодаря нехватке комсостава совершенно иным, чем на Юге. Здесь они принимались не только охотно, но и доверяли ответственные должности. Например, командир красной бригады полковник Котомин, перешедший с 11 офицерами в июле 1919 г. под Челябинском, планировался на должность начальника дивизии{946}.

При формировании частей офицеры заполняли краткие послужные списки, которые направлялись в Омск, где тщательно проверялись по «Русскому Инвалиду» в Отделе производства, т.к. было выявлено немало самозванцев{947}. Чинопроизводство офицеров велось Главным Штабом, часто задерживавшим его. Командующие армиями имели право производить в чины до капитана включительно{948}. Все офицеры-участники Сибирского Ледяного похода приказом №121 были произведены в следующий чин{949}.

Ввиду недостатка офицерских кадров на Востоке в 1918–1919 гг. действовало довольно много военно-учебных заведений, сведения о которых приводятся ниже. Все они комплектовались юнкерами, не закончившими курса из-за революции, кадетами и добровольцами из выпускников гражданских средних учебных заведений, а также присланными из полков отличившимися солдатами. Большинство училищ рассчитывалось на полный курс мирного времени, но на практике все они были сокращенными. Выпускники военных училищ производились, как правило, в подпоручики. Инструкторские школы (Екатеринбургская, Челябинская, Иркутская и Томские военно-окружные курсы), созданные весной 1919 г. (бывшие Егерские батальоны, в которые по мобилизации зачислялись лица с правами по образованию) были рассчитаны на двухмесячный курс, после которого юнкера выпускались портупей-юнкерами в части и после месячного пребывания в строю производились по рекомендации командира части в подпоручики. Всего до конца 1920 г. военные училища дали 6500 офицеров, в т.ч. 104 инженерных войск, более 500 артиллеристов, около 400 кавалеристов{950}.

Хабаровское военное училище имени атамана Калмыкова было сформировано 18 октября 1918 г. при Хабаровском кадетском корпусе для выпускников его и Хабаровского реального училища и молодежи калмыковского отряда. Начальник — ген. М.П. Никонов, потом полковник Н.Ц. Грудзинский. Первый прием — 22 чел. (ускоренный выпуск в августе 1919 г.), второй — 80 и 60 чел. артиллерийских курсов (полковник Грабский). Прекратило существование при отступлении в Китай в феврале 1920 г.

Читинское атамана Семенова военное училище (до 17.04.1919 — Читинская военная школа) открыто 14 ноября 1918 г. Начальник — полковник М.М. Лихачев, помощник полковник Дмитриев, инспектор классов полковник В.И. Хилковский. Второй прием состоялся в мае-июне 1919 г. (200 чел.), третий — в январе 1920 г. Первый выпуск был произведен 1 февраля, второй — 11 сентября 1920 г. В апреле училище насчитывало около 600 юнкеров. В июле училище было эвакуировано на ст. Даурия и 1 октября расформировано. Оставшиеся юнкера были зачислены в Отдельный стрелковый дивизион личного конвоя атамана Семенова и оставшиеся в живых 55 чел. были произведены 8.09.1921 г. — младший курс в подпоручики, общеобразовательный — в прапорщики. Всего училище выпустило 597 офицеров.

1-е Омское артиллерийское училище открыто 1 июня 1919 г. и с 1 сентября переброшено во Владивосток (Раздольное) Состав: 2 батареи на 240 юнкеров. Начальник — полковник Н.А. Герцо-Виноградский, помощник — полковник Е.Н. Сполатбог, инспектор классов — полковник В.И. Коневега. Курс, рассчитанный на 2 года, был сжат до 8 месяцев и единственный выпуск произведен в феврале 1920 г.

Артиллерийское техническое училище открыто в Омске тоже 1 июня 1919 г. и позже было, как и 1-е артиллерийское, переброшено на Дальний Восток.

Владивостокское (Корниловское) военное училище создано в октябре 1921 г. на Русском Острове. Второй прием произведен осенью 1922 г. Состав: рота, эскадрон и офицерский взвод (30 чел.). Начальник — ген. А.Г. Тучанский (потом полковник Воротников), помощник — полковник Томилин. 1 октября 1922 г. в полном составе 205 юнкеров училище вышло на фронт и под Спасском потеряло 75 чел. При двухгодичном курсе училище не успело сделать ни одного выпуска и в начале 1923 г. было расформировано в Гирине.

Учебная Инструкторская школа («школа Нокса») на Русском острове во Владивостоке открыта в ноябре 1918 г. с помощью английского представителя ген. Нокса. Начальники — генерал-лейтенант Н.К. Сахаров, полковник М.М. Плешков. Состав: офицерский (500 чел. для переподготовки) и 2 унтер-офицерских (по программе учебных команд) батальона по 4 роты по 125 чел. Курс — 4 месяца, но первый выпуск был 15 февраля 1919 г. Офицеры, направленные в школу по окончании производились в подпоручики (в ноябре 1919 г.), при третьем приеме был сформирован юнкерский батальон. Прекратила существование 31 января 1920 г. при перевороте во Владивостоке.

Челябинская кавалерийская школа создана в мае 1919 г. Состав: 2 эскадрона (учебный и юнкерский) по 80 чел. Начальники — полковник Титов и ротмистр Бартенев. После Сибирского Ледяного похода ее юнкера были в Чите произведены в корнеты, и она преобразовывается в «эскадрон Бартенева», участвующий в боях до 1922 г.

Екатеринбургская инструкторская школа сформировалась к 5 мая 1919 г. Начальник — полковник Ярцев, помощник — полковник Д.А. Малиновский (потом полковник Орлов). Состав: 2 батальона по 200 юнкеров в роте. При оставлении Екатеринбурга 14 июля 1919 г. школа переименовывается в Северный отряд и участвует в боях. Первый выпуск произведен в августе в Омске, в Томске произведен второй прием (один батальон по 100 чел. в роте), начавший занятия 1 октября. Была расформирована в Чите в феврале 1920 г.

Челябинская инструкторская школа сформирована в марте 1919 г. Начальник — ген. Москаленко. Летом в боях у Челябинска школа в составе около 400 шт. приняла участие в боях и после боя у д. Муслюмово понеся огромные потери, была расформирована.

Иркутское военное училище создано в конце марта — начале апреля 1919 г. как Иркутская инструкторская школа (через несколько месяцев переименована в училище, а срок обучения продлен до 8 месяцев). Начальник — полковник Л.Н. Пархомов. Состав: 3 стрелковых (по 100 юнкеров) и пулеметная (80) роты. Прекратило существование после Иркутского мятежа в январе 1920 г.

Тюменская инструкторская школа начала формироваться в конце октября 1918 г. Состав: 4 роты. Начальник — полковник А.М. Заалов. В конце декабря была переброшена в Екатеринбург и развернута в 16-ю Сарапульскую дивизию.

Томское пехотное училище начало формироваться в апреле 1919 г. на базе бывшей Томской школы прапорщиков как Томские военно-окружные курсы (инструкторская школа). Начальники училища — полковники Антонович, Мясоедов и Шнапперман. Курс составлен по программе училища военного времени — 3 мес. с производством окончивших по 1-му разряду в подпоручики. Состав: 4 роты по 100 юнкеров. Первый выпуск состоялся в июле 1919 г. и осуществлен следующий прием. В ноябре оставшиеся чуть более 200 юнкеров прикрывали отход армии. После Красноярской катастрофы в с. Голопупово училище прекратило свое существование.

Оренбургское казачье военное училище возродилось в августе 1918 г. (В конце 1917 г. 150 его юнкеров были опорой атамана Дутова, и часть их погибла в боях. Отступив в пределы Уральского войска, училище произвело выпуск в хорунжие, после чего остались 20–25 юнкеров младшего курса и кадр училища, вернувшиеся в освобожденный летом Оренбург.) Начальник — ген. К.М. Слесарев. Состав: сотня (75 юнкеров), эскадрон (75), пехотная рота (120), полубатарея (60) и инженерный взвод (80). Курс — 1 год. Первый выпуск был сделан в эвакуации в Иркутске 3 июля 1919 г. Тогда же был сделан второй набор, а в начале декабря — третий (300 чел.). После мятежа в январе-феврале 1920 г. училище прекратило существование{951}.

Уральская школа прапорщиков была сформирована в августе 1918 г. для подготовки лиц с правами вольноопределяющихся 1 и 2 разрядов. Состав: сотня, пехотная рота, пулеметная команда и артиллерийский взвод. Срок обучения — 8 месяцев, выдержан не был, ибо большую часть времени юнкера провели в боях. Начальники — полковники Исаев и В.И. Донсков. Произведено два выпуска. После отхода из Гурьева до форта Александровска дошло лишь 3 офицера при 4 казаках и 5 юнкерах, остальные 25 юнкеров и полковник Донсков были расстреляны красными в Прорве.

Юнкерская сотня Уральского Казачьего войска создана в июле 1918 г. Начальник — ген. Мартынов. Погибла 20.12.1919 г. при нападении Алаш-Орды{952}.

Морское военное училище во Владивостоке открыто в ноябре 1918 г. на базе направленной осенью 1917 г. из Петрограда во Владивосток 3-й роты Морского училища. Из 205 чел. в ноябре добралось около 100 (в первой партии было 62 гардемарина при 5 офицерских{953}). Пополненное морскими кадетами, гардемаринами, юнкерами флота и учащимися Морского инженерного училища, оно начало занятия в составе 129 гардемарин. Начальник — капитан 1-го ранга М.А. Китицын. При эвакуации 31 января 1920 г. училище насчитывало более 40 офицеров и более 250 кадет и гардемарин. В Сингапуре 11 апреля был произведен первый выпуск 116 чел. в корабельные гардемарины. Часть гардемарин осталась в Югославии, а 111 прибыло в Крым за 5 дней до его эвакуации (49 из них были произведены в мичмана по пути в Константинополь). Взамен училища при восстановлении белой власти в Приморье в июле 1921 г. при Сибирской флотилии старшим лейтенантом А.Н. Гарковенко была сформирована гардемаринская группа в 12 чел. (в основном из кадет сибирских корпусов). Гардемаринский класс просуществовал до эвакуации, и 27 марта 1923 г. на Филиппинах оставшиеся 7 чел. были произведены в корабельные гардемарины.

Академия Генштаба, перешедшая в белую армию летом 1918 г. в Казани, выпустила около 60 своих слушателей в войска и была переведена в Томск, где сделала первый (четвертый с 1917 г.) выпуск в мае 1919 г. (150 чел.). Затем она до 1922 находилась во Владивостоке. Начальниками ее были генерал-майор А.И. Андогский и генерал-лейтенант Б.М. Колюбакин{954}.

В Сибири продолжали действовать и кадетские корпуса: 1-й Сибирский, Оренбургский-Неплюевский (был восстановлен после освобождения Оренбурга; директор — полковник Азарьев; сделал последний ускоренный выпуск 25 декабря 1919 г.{955}), 2-й Оренбургский, Иркутский, Хабаровский и эвакуированный Псковский. Все эти корпуса (кроме 1-го Сибирского и Хабаровского), переведенные в Иркутск, прекратили существование в январе 1920 г. после мятежа. Старшие роты вместе с юнкерами принимали участие в последних боях в городе. 1-й Сибирский корпус (директоры генерал-майоры В.Д. Нарбут и Е.В. Руссет) был в июле 1919 г. переведен во Владивосток. Выпуск 1919 г. целиком пошел на комплектование Томского военного училища, 1921 и 1922 — в Корниловское военное училище и на флот. При эвакуации Приморья корпус (за исключением младших кадет и большинства преподавателей) был в составе 38 чел. персонала и около 180 кадет вывезен в Шанхай{956}. В гражданской войне погибло 47 его кадет и еще 8 — в партизанских отрядах в СССР после ее окончания{957}.

Хабаровский корпус 20 декабря 1919 г. сделал свой 16-й выпуск. При закрытии корпуса в 1920 г. там состояло 666 кадет, но ко времени открытия его во Владивостоке — 367, без 39 выпускных — 328. К 1 января 1923 г. в корпусе состояло 155 кадет (еще 113 осталось во Владивостоке), 76 окончивших, 14 юнкеров Корниловского училища, 28 штатных и 20 вольнонаемных служащих и 31 член их семей. В Мукдене уволено 12 офицеров и служащих, из Шанхая убыло 34 и 50 кадет. Почти все питомцы корпуса участвовали в белом движении. За годы гражданской войны корпус выпустил 288 чел. (в 1918 г. 45, 1919–54, 1920–71, 1921–56 и 1922–62). Из выпускников 1918 г. 4 служили в отряде Орлова, 3 в ОМО, 13 вышли в Калмыковское училище, 3 во флот и 1 в полк, из выпуска 1919 г. 1 вышел в полк и 40 поступили в военные училища (8 в Омское артиллерийское, 7 в Читинское, 2 в Томское, 3 в Корниловское 19 в Морское и 1 в школу Нокса), из выпуска 1920 г. 4 пошли в Корниловское и 4 в Морское, из выпуска 1922 г. — 2 в Морское и 10 в Корниловское{958}.

——— • ———

назад  вверх  дальше
Оглавление
Книги


swolkov.org & swolkov.narod.ru © С.В. Волков
Охраняется законами РФ об авторских и смежных правах
Создание и дизайн swolkov.org & swolkov.narod.ru © Вадим Рогге