Rambler's Top100
———————— • ————————

Книги

————— • —————

Русский офицерский корпус

——— • ———

Глава II
Путь в офицеры

 

 

1 • 2 • 3 • 4

Чинопроизводство офицеров

С созданием регулярной армии функции аттестации и чинопроизводства офицеров, выполняемые ранее Иноземским приказом, перешли к Военному приказу. Права по чинопроизводству офицеров принадлежали ему в той же мере, как и по производству в первый офицерский чин. Однако в годы Северной войны все чаще стало практиковаться производство офицеров в следующие чины военными властями в действующей армии, а затем — и губернскими (в отношении офицеров гарнизонных полков). В этих случаях Военный приказ все равно должен был санкционировать производство. В целом это вело к снижению общего уровня квалификации офицерского корпуса. Если, однако, производство в обер-офицерские чины на практике происходило порой без санкции Военного приказа, то в отношении штаб-офицерских должностей он сохранял свои полномочия в полном объеме. Генеральские чины присваивались непосредственно царем (хотя в общем порядке дела об этом проходили через Военный приказ).

В основе чинопроизводства офицеров при Петре I лежал принцип личных заслуг, что было юридически закреплено в указе от 1 января 1719 г. «О производстве в воинские чины и о замещении ваканций». По-прежнему требовалось «чрез чин никого не жаловать, но порядком чин от чину возводить». В 1720 г. Петр издал еще один указ о чинопроизводстве, написанный им собственноручно: «О вредности для государственного интереса порядка повышения по старшинству в службе и о неприменении его в России». В указе пересказывалась в назидание всем служащим история, произведшая на Петра глубокое впечатление. О том, как один из боцманов английского флота, произведенный королевой Анной в капитаны за подвиг при спасении горящего корабля, отказался от производства и «просил токмо жалованья, объявляя, что ему того не снесть, а когда не снесет, то ни капитан, ни боцман будет». Производство в старшие офицерские чины, по мысли Петра, должно быть обусловлено исключительно способностями человека к данной роли. О практике повышения в чинах по старшинству в службе, существовавшей во многих современных ему государствах, царь отзывался крайне неодобрительно, рассуждая, что это, «кажетца, весьма не доброй есть порядок, и не точи доброй, но еще и вредной государственному интересу, а случаетца и самим тем, которые повышены бывают ... ибо всяк может лехко разсудить, что бог неравное дарование людем дал»{89}, и что человек не может хорошо выполнять новые обязанности, если они превышают его реальные возможности. В 1722 г. Петр I собирался также ввести перед повышением в чине испытательный срок, однако это начинание не получило дальнейшего развития.

В первой четверти XVIII в. принцип личной заслуги при повышении в чине находил выражение в том, что замещение вакансий при производстве в первые обер-офицерские и штаб-офицерские чины осуществлялось (по указу от 14.4.1714 г.) путем баллотировки, т.е. путем тайного голосования всех офицеров части (не ниже данного чина) или дивизии (для старших офицеров). Однако указом от 11 июня 1726 г. правительство Екатерины I отменило такой порядок, мотивируя это тем, что при выборах бывает много «страсти», т.е. имелось в виду, что мнения могут быть крайне субъективными и Пристрастными.

Вместо этого предписано было повышать офицеров в чинах «по старшинству и достоинству». Через пять лет правительство Анны Иоанновны (5 февраля 1731 г.) восстановило выборность при чинопроизводстве офицеров, причем представления о производстве в полковники и выше следовало направлять лично Императрице, минуя Сенат. Поскольку при производстве в обер-офицерские чины (кроме первого) и в штаб-офицерские (кроме майора) учитывалась выслуга в предыдущем чине, то во избежание конфликтов при счете служебного старшинства (оно считалось по каждой отдельной части) 7 декабря 1731 г. переводить офицеров из полка в полк без санкции Императрицы было запрещено. Однако в 1736 г., констатировав, что «происходят немалые беспорядки и многие достойные по старшинству обойдены бывают», Анна Иоанновна, оставив баллотировку для первого обер-офицерского и первого штаб-офицерского чинов, повелела «в протчие чины производить по удостоинствам, а не по старшинству, смотря только, чтобы достойные в чины были произведены»{90}.

На практике, однако, это привело к произволу при чинопроизводстве: когда повышение зависело главным образом от удостоения начальства, то, понятно, открывался широкий простор для злоупотреблений временщиков и фаворитов. Не случайно такой порядок установился именно в последние годы правления Анны Иоанновны и существовал в «период дворцовых переворотов». Он был невыгоден основной массе офицеров, не имевших высоких покровителей при дворе и не принадлежавших к нескольким влиятельным родам (недаром еще в 1730 г. рядовое дворянство требовало в числе прочего назначать чины с учетом выслуги).

Конечно, с одной стороны, принцип личных заслуг нежелательно было отбрасывать, но, с другой стороны, учет выслуги (старшинства) во всяком случае вносил элемент объективности и беспристрастности при чинопроизводстве, тогда как «заслуги» могли пониматься крайне субъективно — все зависело от добросовестности начальника. Поэтому Елизавета Петровна после восшествия на престол, желая удовлетворить требования основной массы дворянства, офицерства и чиновничества, 25 февраля 1742 г. издала указ «О повышении чинами по старшинству и заслугам», где сочетались оба принципа и строго выдерживался петровский принцип о недопустимости повышения через чин (что получило распространение в предшествующее царствование). Таким образом, во второй половине XVIII в. чинопроизводство стало осуществляться и по старшинству службы в прежнем чине, и «по достоинству» — когда особо отличившихся офицеров командование могло представлять к повышению в чине вне очереди. Такой порядок применялся в русской армии более 100 лет. Конечно, имели место и отдельные исключения, но они не меняли существа дела.

С конца XVIII в. производство в обер-офицерские чины совершалось по старшинству и на вакансии, рассчитывавшиеся по каждой части отдельно для каждого чина. Число офицеров каждого чина, вплоть до роты, было точно определено штатами и положениями. В случае убыли офицера определенного чина, например поручика, на его место представлялся старший по выслуге офицер низшего чина — подпоручик, если же таковой по каким-либо причинам не признавался достойным к производству, то следующий за ним по старшинству подпоручик. Право представления к производству в следующий чин принадлежало командиру части, который предварительно обсуждал этот вопрос со всеми штаб-офицерами, но решение принимал единолично, т.к. по закону нес всю полноту ответственности за правильность сделанного выбора.

Точно так же совершалось производство в штаб-офицерские чины с той разницей, что вакансии рассчитывались не по части, а по всей армии, по четырем видам войск: пехоте, легкой кавалерии (гусары), тяжелой кавалерии (кирасиры и драгуны) и казачьим полкам. Никакого определенного срока выслуги в предыдущем чине, ценза или других требований не существовало, достаточным было наличие вакансии и удостоение начальства.

В гвардии производство во все чины осуществлялось не по старшинству, а «по достоинству» (т.е. выбору начальства). С 1796 г. было установлено, что командиры полков и батальонов сведения о вакансиях и кандидатах на них должны представлять в Военную коллегию, а та уже представляла их на рассмотрение Императору (составляя по штаб-офицерам общие списки по видам армейских войск). Производство в чины осуществлялось непосредственно Императором, и сведения об этом публиковались позже в «Высочайших приказах о чинах военных». Производство «по выбору» с этого времени почти совсем исчезает, оставшись в законодательстве в виде исключения как награда за особые отличия (преимущественно на войне). Никаких правил для производства в генеральские чины не существовало. Государь Император лично производил в генералы отличившихся на службе офицеров. В 1808 г. был издан специальный указ о том, что никто не имеет права просить о производстве в генералы «в сравнение со сверстниками», ибо оно зависит не от старшинства, а от Монаршего соизволения. По указу 1721 г. каждый офицер, повышаемый в чине, приводился к присяге и на новый чин выдавался патент за подписью Императора.

Для того чтобы не мешать производству на открывшиеся вакансии, в 1796 г. было запрещено переводить обер-офицеров из полка в полк. Но это привело к тому, что капитанский чин в силу чисто случайных обстоятельств мог достигаться в одних полках за 4-10 лет службы, а в других — на 20-м году независимо от личных достоинств офицера. В первой половине XIX в. этот порядок в основном сохранялся, но в царствование Николая I вакансии для производства в майоры стали считаться по дивизиям. Штаб-офицеры производились в следующие чины (подполковника и полковника) уже не по старшинству, а за отличие (т.е. по выбору начальства) на вакансии по всей армии. В корпусе внутренней стражи до чина поручика офицеры производились за выслугу 3 лет в предыдущем чине и на вакансию, а в следующие чины (со штабс-капитана) — только за отличие.

Вообще в армии производство в обер-офицерские чины за отличие почти не применялось, ибо для него нужно было прослужить в прежнем чине не менее 3 лет, а для производства за отличие в штаб-офицерские чины — не менее 5 лет (с 1865 г. — 2 и 3 года соответственно), а за особые заслуги — 2 и 3 года, тогда как производство по старшинству на вакансии не зависело от срока выслуги (лишь с 1864 г. кандидаты в майоры должны были не менее года командовать ротой или эскадроном). Такое положение ограничивало возможность продвижения по службе наиболее достойным офицерам, поэтому в 1861 г. (13 мая) было принято решение о производстве и в первый штаб-офицерский чин (майоры) только за отличие{91}.

——— • ———

назад  вверх  дальше
Оглавление
Книги


swolkov.org & swolkov.narod.ru © С.В. Волков
Охраняется законами РФ об авторских и смежных правах
Создание и дизайн swolkov.org & swolkov.narod.ru © Вадим Рогге