Rambler's Top100
———————— • ————————

Книги

————— • —————

Российская империя
Краткая история

——— • ———

Глава 13
Первая мировая война и крушение Российской империи

——— • ———

Начало войны 1914 года было встречено в России всеобщим патриотическим подъемом. Мобилизация прошла образцово. Даже левые круги выразили полную поддержку власти. Государственная дума приняла все законопроекты и кредиты, связанные с войной, даже трудовики голосовали за военные кредиты, только социал-демократы воздержались при голосовании. Ленин со своими сторонниками, высказавшийся за поражение России, был тогда абсолютно одинок, так как даже Г.В. Плеханов и ориентирующаяся на него часть социал-демократов горячо поддержали войну против Германии. Была полностью запрещена продажа спиртных напитков на все время войны. Верховным главнокомандующим был назначен Великий князь Николай Николаевич, его начальником штаба — генерал Н.Н. Янушкевич, генерал-квартирмейстером — генерал Ю.Н. Данилов. Главнокомандующим Юго-Западным фронтом стал Н.И. Иванов, Северо-Западным — Я.Г. Жилинский. Совету министров 24 июля 1914 г. были предоставлены чрезвычайные полномочия — разрешать большинство дел от имени императора самостоятельно.

С началом войны были созданы общественные организации, ставившие себе целью содействовать государству в ведении войны. 30 июля 1914 г. на съезде представителей земств 41 губернии был учрежден Всероссийский земский союз, высшим органом которого стал съезд уполномоченных (по 2 от губернии — от земского собрания и земской управы). Главный комитет из 10 членов во главе с главноуполномоченным (князь Г.Е. Львов) руководил работой между съездами; роль местных органов играли земские управы и фронтовые комитеты. 8–9 августа на совещании городских голов был учрежден Всероссийский городской союз с аналогичной формой управления (главноуполномоченный — московский городской голова М.В. Челноков, товарищи — А.И. Гучков и М.И. Терещенко). Эти союзы имели в своей структуре ряд отделов по сферам деятельности (заготовительный, продовольственный, эвакуационный, санитарный, врачебно-питательных пунктов и др.).

Бросив первоначально основные силы против Франции, рассчитывая вывести ее из войны и затем всеми силами обрушится на Россию, Германия на восточном фронте держались оборонительной тактики, заняв лишь несколько приграничных польских городов. Австро-Венгрия готовила наступление из Галиции в направлении Люблин — Холм, рассчитывая поднять и антирусское восстание в Польше. Но 1 августа 1914 г. от имени Верховного главнокомандующего было обнародовано воззвание к полякам, в котором Польше не только был обещан автономный статус, еще более широкий, чем прежнего Царства Польского, но и присоединение к ней польских территорий Германии и Австро-Венгрии («Пусть сотрутся границы, разрезавшие на части польский народ. Да воссоединится он под скипетром Русского Царя. Под скипетром этим да возродится Польша, свободная в своей вере, в языке, в самоуправлении».). Это обращение привело к тому, что все видные польские общественные деятели провозгласили верность России, и созданные австрийцами польские легионы Пилсудского почти не нашли себе пополнения в русской Польше.

Непосредственно после мобилизации действующая армия насчитывала примерно 3,5 млн. человек, но для разворачивания ее полностью на театре военных действий требовалось около 2 месяцев. Однако критическое положение союзников на Западе, где попытка французского наступления в Эльзасе потерпела неудачу в то время, как германские войска через Бельгию вторглись в северную Францию и уже угрожали Парижу, заставила русское командование поспешить, и 1 августа 1914 г., на 14-й день мобилизации русские войска вступили в Восточную Пруссию. 1-я армия П.К. фон Ренненкампфа, одержав победу в бою 7 августа у Гумбиннена двинулась на Кенигсберг, и германский командующий М. фон Притвиц принял решение очистить Восточную Пруссию. В Берлине это произвело ошеломляющее впечатление и немедленно был дан приказ снять с французского фронта 2 корпуса и остановить еще 4, двигавшиеся на запад. Это дало возможность французам выстоять в сражении на Марне и сорвать германский план молниеносной победы на Западе. Однако в Восточной Пруссии немцы, оставив против 1-й армии небольшой заслон, пользуясь густой сетью железных дорог, бросили все силы против наступавшей с юга 2-й армии А.В. Самсонова, которая была окружена в районе Сольдау и в боях 10–18 августа два ее корпуса полностью погибли. Затем, обратившись всеми силами против 1-й армии, немцы заставили отойти и ее. Эта катастрофа, хотя и не имела серьезного стратегического значения, но произвела тяжелейшее моральное впечатление на армию и всю страну.

23 августа 1914 г. Россия, Англия и Франция подписали обязательство не заключать сепаратного мира с Германией и Австрией до конца войны и не ставить мирных условий без предварительного соглашения с каждым из других союзников. Собственно, только с этого времени Антанта превращалась в формальный союз. Были обсуждены и предварительные цели войны, которые заранее никогда до того не оговаривались. Пока Турция оставалась нейтральной, ее целостность гарантировалась, и Россия претендовала на Галицию и Познань (во исполнение обещания полякам), тогда как союзники предпочитали щадить Австрию, чтобы оторвать ее от Германии.

Неудачи в Восточной Пруссии были то же самое время более чем компенсированы победами Юго-Западного фронта. Отразив удар австрийцев на Люблин, русские 3-я (Н.В. Рузский), 4-я (А.Е. Эверт), 5-я (П.А. Плеве), 8-я (А.А. Брусилов) и 9-я (П.А. Лечицкий) армия перешли в наступление и за три недели боев к 29 августа полностью разгромили австрийские армии, взяв до 120 тыс. пленных. Русские войска вклинились на территорию Австро-Венгрии на 300 км., взяли Львов, Галич, перешли р. Сан и осадили Перемышль. 15 сентября началось наступление 1-й и 10-й (Ф.В. Сиверс) русских армий на границе Восточной Пруссии под Августовом и Сувалками, в ходе которого в начале октября была занята часть германской территории.

В конце сентября 1914 г. немцы и австрийцы развили наступление в Польше к среднему течению Вислы и подошли на расстояние нескольких километров от Варшавы. Однако в ходе Варшавско-Ивангородской операции в боях 1–7 октября это наступление было отражено, и русские войска, дойдя до западной границы Польши, угрожали Кракову. В это время южнее шли упорные бои 3-й и 8-й русских армий с австрийцами на р. Сан, у Перемышля и Хырова, и 22 октября австрийцы начали отступление по всему фронту. В начале ноября последовало новое германское наступление в Польше. В ходе Лодзинской операции русские войска отступили, но преследующие их немцы оказались в окружении, из которого с трудом пробились. Это германское наступление захлебнулось, и русские войска к 15 ноября подошли к Кракову, но затем остановили наступление. Войска обеих сторон были сильно обескровлены. В конце декабря Восточный фронт стабилизировался на всем протяжении от Балтики до Румынии. Одновременно замер и Западный фронт от Северного моря до Швейцарии.

На Балтике военные действия ограничивались отдельными стычками. На минах погибли немецкий крейсер «Магдебург» и русский «Паллада». Германский флот, будучи сильнее русского, но слабее английского, не рисковал предпринимать нападения на хорошо укрепленные русские водные рубежи. В октябре в войну на стороне Центральных держав вступила Турция, еще летом заключившая тайный военный союз с Германией. Пользуясь тем, что строящиеся на Черном море три новейших дредноута еще не были готовы, а другие броненосные суда Черноморского флота были тихоходными, германские крейсера «Гебен» и «Бреслау», пройдя 16 октября в Черное море, обстреляли Одессу, Севастополь, Феодосию и Новороссийск. С выступлением Турции возник Кавказский фронт, командующим Кавказской армией стал наместник на Кавказе граф И.И. Воронцов-Дашков, его помощником — А.З. Мышлаевский, начальником штаба — Н.Н. Юденич. Русские войска взяли Баязет, но вскоре турки перешли в наступление и в середине декабря углубились на русскую территорию до Ардагана и Карса. Но в ходе Саракамышской операции с 8 декабря по 5 января 1915 г. они были полностью разбиты принявшим 25 декабря командование над Кавказской армией Н.Н. Юденичем (из 90 тыс. уцелело 12,5 тыс.) и отошли на турецкую территорию.

Итоги 1914 г. года были в целом благоприятными для России. Линия фронта на севере захватывала часть Восточной Пруссии, в Польше проходила по линии Плоцк — восточнее Лодзи и Петрокова — Кельцы, а на юге в русских руках была огромная территория австрийской Галиции по линии Тарнов — Горлице — и далее западнее Санока — Коломыи — Черновцев. На Кавказе русские войска на всем протяжении фронта стояли на турецкой территории, занимая также часть персидской территории до оз. Урмия. Однако к концу года стал ощущаться недостаток вооружения и боеприпасов, особенно артиллерийских снарядов. Все участники войны заблуждались относительно ее скоротечности, и за полгода боев израсходовали гораздо больше боеприпасов, чем рассчитывали. Но возможности быстро пополнить недостаток у них были разные. Производство снарядов в России достигало примерно 100 тыс. в месяц, тогда как расход превышал миллион. Еще одной ошибкой, вытекавшей из представления о длительности войны стало то, что был очень быстро израсходован отличный унтер-офицерский состав, прибывший из запаса, который вместо того, чтобы большую его часть оставить для обучения новобранцев, часто за отсутствием вакансий ставился в строй рядовыми и погиб в первые месяцы войны.

Кампания 1915 г. началась для России успешно. В январе немцы начали наступление под Гродно и Праснышом, но были отбиты. Было отражено и австро-германское наступление в Карпатах; 9 марта пал Перемышль, где сдалось 117 тыс. чел., русские войска перешли Карпаты и вступили на территорию Венгрии. Однако австро-германский блок решил на этот раз сосредоточить основные усилия на Востоке (где собрал 140 дивизий, оставив на Западе 90), чтобы нанести России решительное поражение и вывести ее из войны. 18 апреля 1915 г. началось наступление австро-германских войск под командованием генерала А. фон Макензена в Галиции. Обеспечив двойное превосходство в живой силе и более чем четырехкратное в артиллерии, они прорвали русский фронт на Дунайце под Горлицей, сметая русские окопы огнем тяжелых орудий (за несколько часов в этом районе было выпущено 700 тыс. снарядов). К началу мая русские войска отошли с Карпат на линию р. Сан, но и тут продержались 2–3 недели. 21 мая был оставлен Перемышль, 9 июня — Львов. Одновременно развернулось германское наступление и на севере, в районе Немана: к середине июля немцы овладели Либавой и подошли к Митаве; 22 июля русскими была оставлена Варшава, к 10 августа были оставлены также Митава, Ломжа, Седлец, Люблин и Холм, к 20 августа — Ковно, Августов, Осовец, Белосток, Брест-Литовск, Ковель, Владимир-Волынский, Луцк, Броды.

Недостаток снарядов и другого вооружения, особенно остро сказавшийся именно в эти месяцы, производил деморализующее впечатление на армию, а в стране вызвал разговоры об измене и волну критики властей со стороны либеральных и левых кругов. Поскольку вина и офицерством, и гражданскими кругами возлагалась на Военное министерство, военный министр В.А. Сухомлинов был уволен, хотя не в его силах было предотвратить снарядный голод. Не желая обострять в тяжелое время войны отношения с общественными кругами, Николай II уволил также и еще ряд наименее популярных министров (Н.А. Маклакова, В.К. Саблера и И.Г. Щегловитова) и в июле созвал Государственную думу. Однако эти шаги имели обратный эффект: безответственные элементы в Думе и вне ее решили, что теперь самое время добиться от власти тех решений, на которые она раньше не шла, и Дума стала ареной резких нападок на правительство и Ставку, которые лишь способствовали росту недоверия к власти. В этих условиях Николай II решил возложить на себя лично звание Верховного главнокомандующего и 23 августа прибыл в Ставку, которая незадолго до того была перенесена из Барановичей в Могилев. Начальником своего штаба он назначил М.В. Алексеева, а Великий князь Николай Николаевич был назначен наместником на Кавказе. Северо-западный фронт был разделен на Северный (Н.В. Рузский) и Западный (А.Е. Эверт).

В Думе к 25 августа 1915 г. сформировался «прогрессивный блок» (300 депутатов из 420), куда вошли как умеренные так и более левые круги (среди его руководителей были барон В.В. Меллер-Закомельский, П.Н. Милюков, П.Н. Крупенский, В.В. Шульгин, Д.Д. Гримм, А.И. Шингарев, Н.В. Некрасов и др.) и стала проводиться идея «министерства доверия», то есть сформирования правительства, ответственного перед Государственной думой. Однако 15 сентября император решительно высказался против этого, уволив нескольких министров, выступавших за уступки «прогрессивному блоку» (А.Д. Самарин, князь Н.Б. Щербатов, А.В. Кривошеин и П.А. Харитонов). В это же время активизировались и революционные круги. 23 августа в Циммервальде в Швейцарии прошла социалистическая конференция, на которой Ленин потребовал превратить «войну империалистическую в войну гражданскую». Резолюция конференции, провозглашавшая целью «мирового пролетариата» борьбу за немедленный мир, стала широко использоваться для пропаганды в России и дала сильный толчок стихнувшему было с началом войны революционному движению.

После 20 августа 1915 г. русским войскам пришлось оставить Гродно, Вильно, Вилкомир, Свенцяны, Волковыск и Пружаны. В сентябре немецкая кавалерия прорвала фронт от Свенцян на Вилейку и дошла до Московско-Брестской железной дороги, но к 19 сентября прорвавшиеся части были полностью уничтожены или отброшены. На юге русские войска имели крупный успех у Тарнополя, отвоевав часть Галиции. Союзники только в сентябре смогли предпринять попытку наступления у Арраса и в Шампани, до некоторой степени облегчив положение на Восточном фронте. К концу сентября Восточный фронт стабилизировался по линии Рига — Якобштадт — Двинск — оз. Нароч — Новогрудок — Барановичи — Пинск — Кременец — Тарнополь — р. Днестр. К осени 1915 г. на Восточном фронте было собрано 137 пехотных и 24 кавалерийских дивизии держав Центрального блока, а на Западном — 85 пехотных и 1 кавалерийская. Отступление русских войск 1915 г. сказалось и на Балканах, где 23 сентября на стороне Центральных держав выступила Болгария. В результате Сербия оказалась в критическом положении, и в декабре ее разбитая армия была вынуждена оставить страну и эвакуироваться на о. Корфу. Почти весь Балканский полуостров оказался во власти Центральных держав. Англичане, несмотря на большие потери, так и не смогли захватить турецкие позиции на Галлиполийском полуострове и к концу декабря очистили его. На Кавказском фронте, где туркам удалось собрать 150-тысячную армию против 133 тыс. русских, они летом также перешли в наступление, но в ходе Алашкертской операции 26 июня — 21 июля были остановлены. В Персию, где в результате деятельности германо-турецких агентов и созданных ими вооруженных отрядов создалась напряженная ситуация, был дополнительно введен корпус генерала Н.Н. Баратова, высадившийся в Энзели и из Казвина развернувший наступление на Кум и Хамадан. В результате Хамаданской операции 17 октября — 3 декабря фронт русских войск установился по линии от оз. Ван до Султанобада, надежно прикрыв территорию Ирана и положив конец попыткам турок поднять против России мусульман Средней Азии.

События 1915 г. после того, как фронт стабилизировался, а потоки беженцев были устроены, не повлияли на спокойствие в стране, тем более, что экономическая жизнь была сравнительно слабо затронута войной: рост цен на основные продукты (при том, что потребление сахара и мяса возросло) не превышал 25–40%, а повышение заработной платы и обилие денег в стране делали его малочувствительным. Бурно развивалась военная промышленность строились новые большие заводы, переоборудовались старые. Большие военные заказы были размещены в США и Англии. 17 августа 1915 г. был создан ряд Особых совещаний — высших правительственных органов под председательством отдельных министров, подотчетных только императору. Это были следующие Особые совещания: по обороне государства, по обеспечению топливом, по продовольственному делу, по перевозкам и по устройству беженцев (30 августа). 28 июня 1916 г. над ними встало созданное при председателе Совета министров Особое совещание министров для объединения всех мероприятий по снабжению армии и флота и организации тыла.

Общественные организации — Земский союз и Союз городов развили к этому времени обширную деятельность по помощи армии, взяв на себя некоторые интендантские поставки и особенно много сделав в деле создания питательных пунктов и доставки раненых с фронта в тыловые лазареты. Созданные этими союзами 10 июля 1915 г. «Земгор» (Главный земско-городской комитет по снабжению армии) и Центральный военно-промышленный комитет с сетью военно-промышленных комитетов на местах (к концу 1916 г. имелось 36 областных и 191 районный) занимались главным образом размещением военных заказов (эти комитеты к концу 1916 г. выполнили 11% всех военных заказов и получили 16,7% заказов). Земский союз насчитывал около 8 тыс. учреждений с сотнями тыс. сотрудников, но функционировал в основном на средства казны. В ходе полемики думских кругов с правительством роль этих организаций сильно преувеличивалась, служа аргументом против «бездеятельности» власти. Другим заметным мотивом пропаганды этих кругов было преувеличение влияния на государственные дела содержавшегося при дворе «старца» Г. Распутина, которому стали приписываться все непопулярные решения.

В начале 1916 г. положение власти было абсолютно устойчивым, и в возобновлении деятельности Думы (сессия ее была прервана 3 сентября) не было необходимости (в Австрии парламент в 1914–1917 гг. вообще не созывался), его можно было отложить до окончания войны (тем более, что срок ее полномочий истекал через полтора года, а выборы нового состава прошли бы уже после войны), однако император Николай, совершенно исключая передачу Думе формирования правительства, не стал обострять отношения с общественными кругами, заменив 20 января на посту главы правительства И.Л. Горемыкина Б.В. Штюрмером и 9 февраля возобновил работу Думы.

В декабре 1915 г. на совещании представителей штабов союзников в Шантильи М.В. Алексеев предложил в 1916 г. нанести совместный удар (русские — от Карпат, союзники — от Салоник) по Венгрии, чтобы отрезать Германию от источников снабжения, но было решено начать одновременное наступление на Западе и Востоке летом 1916 г. Немцы, однако опередили союзников, уже в феврале начав наступление на французскую крепость Верден. Русская армия 5–17 марта 1916 г. провела наступательную операцию у оз. Нароч. Пока под Верденом шли тяжелые бои (до конца года здесь погибло около 1 млн. человек), австрийцы начали наступление против Италии (которая летом 1915 г. вступила в войну на стороне Антанты) из Тироля к долине р. По. Однако 22 мая русская армия перешла в решительное наступление на Юго-Западном фронте (А.А. Брусилов) от Пинска до Черновиц. К этому времени трудности 1915 г. были полностью преодолены, и войска ни в чем не нуждались, имея возможность расходовать любое необходимое количество боеприпасов: по запасам снарядов для полевой артиллерии к 1 ноября 1916 г. (7 млн.) Россия даже превосходила Францию и Англию (6,2 и 3,9 млн.).

Главный удар в направлении на Луцк наносила 8-я армия (А.М. Каледин), за 3 дня прорвав оборону противника на глубину 70–80 км и выйдя на рубеж р. Стырь. К началу июля 1916 г. русские войска, взяв Луцк, подошли к Владимиру-Волынскому, а на юге части 7-й и 9-й армий заняли большую территорию с городами Бучач, Черновцы и Куты. Наступление в Италии было полностью остановлено, а с Западного фронта началась переброска нескольких дивизий (в общей сложности оттуда и из Италии было снято 34 дивизии). Но немецко-австрийский контрудар 3 июня под Луцком был отбит, и русские войска 15 июля возобновили общее наступление силами 8-й, 3-й, Особой, 7-й и 9-й армий. Были взяты Броды, Галич, Станислав, Коломыя. На рубеже р. Стоход бои приняли затяжной характер, и к началу сентября фронт стабилизировался на линии р. Стоход — Киселин — Злочев — Брезжаны — Галич — Станислав — Делатынь — Ворохта — Селетин. Австро-германские войска потеряли до 1,5 млн. человек, русские — около 500 тыс.

Эта победа сильно облегчила положение французов под Верденом, и союзники, в свою очередь, перешли в наступление на Сомме. В результате на обоих фронтах к осени 1916 г. Германия вынуждена была перейти к обороне. Под влиянием этих успехов 14 августа объявила войну Австро-Венгрии долго колебавшаяся Румыния. Но румыны, вторгнувшиеся в Трансильванию, были вскоре разбиты и там, и на юге, где противник сосредоточил сильную группировку германо-болгаро-турецких войск в Добрудже. Потеряв всю Валахию (22 ноября был оставлен Бухарест), Румыния вынудила русские войска растянуть фронт еще на 500 км. на юг, чтобы прикрыть оставшуюся территорию, и поставить ей значительное количество вооружения. Возник новый Румынский фронт, во главе которого был поставлен В.В. Сахаров. На Кавказе русские войска еще 30 декабря 1915 г начали наступление на Эрзерум. 3 февраля 1916 г. эта важнейшая крепость была взята, а турки отброшены на 70–100 км. к западу, потеряв более половины своего состава и почти всю артиллерию. С 23 января по 5 апреля 1916 г. была осуществлена Трапезундская операция, в результате которой был взят Трапезунд. Эти победы облегчили положение английских войск в Месопотамии, которые в конце 1915 г. потерпели там от турок сильное поражение. К лету турки, сформировав дополнительно новую Особую армию, попытались вернуть Эрзерум, но начатое ими 17 мая 1916 г. наступление окончилось провалом. Более того, в ходе русского контрнаступления они были отброшены далеко на запад, потеряв Эрзинджан. Значительно продвинулись русские войска и к югу от оз. Урмия, только на юге, в Персии, корпус Баратова был потеснен и отошел восточнее Хамадана.

Еще летом 1916 г. была учреждена комиссия по подготовке будущей мирной конференции и разработке требований, которые должна предъявить на ней Россия. От Австро-Венгрии к России должны были перейти Восточная Галиция, северная Буковина и Карпатская Русь, от Турции — Константинополь с проливами и Западная Армения. Польша мыслилась как государство с собственной конституцией и армией в личной унии с Россией. Предполагалось создание и Чехословацкого королевства (в России уже формировались части из пленных чехословаков). Успехи русских войск на Кавказе вызвали к жизни соглашение России с Англией и Францией относительно послевоенной судьбы Турции. Россия должна была, наконец, получить проливы (Босфор и Дарданеллы) и Константинополь, а также турецкую Армению.

К концу 1916 г. последствия войны в России начали сказываться, хотя и не так тяжело, как в других странах. В сельском хозяйстве стал ощущаться недостаток рабочих рук, а также товарный голод — производство гражданской продукции сократилось (от 2/3 до 3/4 тканей поглощала армия), она подорожала, и крестьяне, не имея возможности приобрести ее в том же количестве за свои продукты, стали их придерживать. Сокращение сельскохозяйственного производства было, учитывая войну, весьма незначительным — общие посевы уменьшились только на 12%, сбор хлебов — на 20%, производство сахара — на треть. Но для России, не привыкшей испытывать и таких трудностей, и это было необычно. В результате оптовые цены на продукты питания по сравнению с довоенными выросли по хлебу на 91%, сахару 48%, мясу 138%, маслу 145%. Хотя не только армия не испытывала ни малейших затруднений с продовольствием, но и в тылу, в отличие от Германии, недостатка съестных припасов нигде не ощущалось, психологический эффект от роста цен сказывался. Попытка набора в 1916 г. на тыловые работы населения Средней Азии (которое от военной службы было освобождено) летом привело к восстанию в Туркестане, в ходе которого было вырезано несколько тысяч русских поселенцев и служащих. Там пришлось ввести военное положение, и назначенному генерал-губернатором А.Н. Куропаткину удалось до конца года полностью подавить мятеж.

В целом же к началу 1917 г. русский фронт был совершенно благополучен, дела на нем обстояли никак не хуже, чем на западе и не существовало ни малейших оснований ни чисто военного, ни экономического порядка к тому, чтобы Россия не продержалась бы до конца войны. Неприятельские войска вообще не проникали в Россию дальше приграничных губерний, даже после тяжелого отступления 1915 г. фронт никогда не находился восточнее Пинска и Барановичей и не внушал ни малейших опасений в смысле прорыва противника к жизненно важным центрам страны (тогда как на западе фронт все еще находился в опасной близости к Парижу). Если на севере фронт проходил по российской территории, то на юге — по территории противника (а в Закавказье — так и вовсе в глубине турецкой территории). В русском плену находилось около 2 млн. пленных (1737 тыс. австрийцев, 159 тыс. немцев, 65 тыс. турок).

Тяготы войны сказывались в России гораздо меньше, чем в других странах-участницах. Россия вела войну с гораздо меньшим напряжением сил, чем ее противники и союзники. Выставив наиболее многочисленную армию из воевавших государств, Россия, в отличие от них не испытывала проблем с людскими ресурсами. Напротив, численность призванных была избыточной и лишь увеличивала санитарные потери (кроме того, огромные запасные части, состоявшие из оторванных от семей лиц зрелого возраста служили благоприятной средой для революционной агитации). Боевые потери русской армии убитыми в боях (по разным оценкам от 775 до 908 тыс. чел.) соответствовали таковым потерям Центрального блока как 1:1 (Германия потеряла на русском фронте примерно 300 тыс. чел., Австро-Венгрия — 450 и Турция — примерно 150 тыс.). Даже с учетом значительных санитарных потерь и умерших в плену (основная масса потерь от болезней пришлась как раз на время революционной смуты и вызванного ей постепенного развала фронта: среднемесячное число эвакуированных больных составляло в 1914 г. менее 17 тыс., в 1915 — чуть более 35, в 1916 — 52,5, а в 1917 г. — 146 тыс. чел.) общие потери были для России гораздо менее чувствительны, чем для других стран. Доля мобилизованных в России была наименьшей — всего лишь 39% от всех мужчин в возрасте 15–49 лет, тогда как в Германии — 81%, в Австро-Венгрии — 74, во Франции — 79, Англии — 50, Италии — 72. При этом на каждую тысячу мобилизованных у России приходилось убитых и умерших 115, тогда как у Германии — 154, Австрии — 122, Франции — 168, Англии — 125 и т.д.), на каждую тысячу мужчин в возрасте 15–49 лет Россия потеряла 45 чел., Германия — 125, Австрия — 90, Франция — 133, Англия — 62; наконец, на каждую тысячу всех жителей Россия потеряла 11 чел., Германия — 31, Австрия — 18, Франция — 34, Англия — 16. Едва ли не единственная из воевавших стран, Россия не испытывала никаких проблем с продовольствием. Германский немыслимого состава «военный хлеб» образца 1917 г. в России был непредставим.

Русская промышленность, несколько сократив производство гражданской продукции, в целом за годы войны резко увеличила свою мощь. К этому времени продукция металлообрабатывающей промышленности возросла в 3 раза, химической — в 2,5, производство вооружений выросло в несколько раз. Производство винтовок удвоилось (110 тыс. в месяц против 55 тыс. в 1914 г.), пулеметов — выросло в 6 раз (900 против 160), легких орудий — в 9 раз (665 против 70), производство 3-дюймовых снарядов для них — в 40 раз (с 50 тыс. в месяц до 2 млн.), тяжелых орудий — в 4 раза. Заканчивалась постройка 4 дредноутов для Балтики, где к концу 1917 их должно было стать 8. В армии втрое выросло число аэропланов (716 против 263). К весне 1917 г. в русской армии было 24 тыс. пулеметов (во французской — 13,6 тыс., в английской — 2,2 тыс.), 6957 полевых орудий (6588 у Франции и 3876 у Англии), 2548 тяжелых орудий (5134 у Франции и 2758 у Англии). Абсолютное большинство вооружения было произведено внутри страны; в 1915–1916 гг. из-за границы было получено только 10 485 пулеметов и 446 тяжелых орудий. Рывок, который сделала русская промышленность, произвел большое впечатление на современников. У. Черчилль писал: «Мало эпизодов Великой Войны более поразительных, нежели воскрешение, перевооружение и возобновленное гигантское усилие России в 1916 г. ... К лету 1916 г. Россия, которая 18 месяцев перед тем была почти безоружной, которая в течение 1915 г. пережила ряд страшных поражений, действительно сумела собственными усилиями и путем использования средств союзников, выставить в поле — организовать, вооружить, снабдить — 60 армейских корпусов, вместо тех 35, с которыми она начала войну».

Площадь посевов под стратегически важной для войны культурой — хлопком увеличилась с 430 до 534 тыс. десятин. Удалось не только поддержать на прежнем уровне, но и увеличить добычу топлива: угля — с 1946 млн. пудов до 2092, нефти — с 550 до 602. Громадные финансовые затраты, которых потребовала война (до 39 млрд. руб.), покрывались за счет внутренних ресурсов — налогов и внутренних займов. Внешние займы играли очень небольшую роль, на них приходилось покрытие только около 15% всех расходов (чуть более 6 млрд. руб.). Из начатых постройкой к началу войны 16 тыс. км. железных дорог за годы войны 12 тыс. были закончены, кроме того, на театре военных действий были созданы новый стратегические железнодорожные ветки. Была закончена постройка Амурской дороги, начата укладка второй колеи Сибирской, менее, чем за 2 года была построена проходящая за полярный круг по труднопроходимой и безлюдной местности Мурманская железная дорога в 1050 км.

На 1917 г. русское командование планировало решительные наступательные операции. Но, именно такое течение событий не устраивало тех, кто с победоносным окончанием войны терял практически всякие шансы на успех. Психологическая усталость от войны активно использовалась революционными элементами для пропаганды немедленного мира любой ценой. В то же время в кругах либеральной общественности стали популярны обвинения «правых сил», якобы оказывающих давление на власть, в намерении заключить сепаратный мир. Думский «прогрессивный блок», хотя и не имел, в отличие от революционеров-социалистов, никакой опоры в массах населения, но своей обвальной критикой содействовал росту недоверия к власти в образованных кругах. Делались постоянные намеки на существование в правительственных кругах «измены» (в пользу чего трактовались все промахи государственных структур). В преддверии открытия 1 ноября очередной сессии Думы его лидеры, не имея никакой собственной конкретной деловой программы, намеревались свалить правительство Штюрмера и требовать «ответственного министерства».

Несмотря на то, что армия давно практически полностью потеряла свой кадровый и рядовой, и офицерский состав (в пехоте на полк приходилось иногда по 2–3 кадровых офицера; в кавалерии и артиллерии положение было лучше) и среди численно выросшего в 8 раз офицерского корпуса абсолютно преобладали офицеры запаса или окончившие сокращенный курс военного училища и школы прапорщиков вчерашние студенты, учителя, мелкие служащие, или произведенные из нижних чинов за отличие, порядок в ней полностью сохранялся. Число дезертиров было ничтожным, а случаи неповиновения начальникам на фронте были редчайшим исключением. Однако в рабочей среде, и прежде всего в столице, где были сосредоточены важнейшие оборонные предприятия, которая и в довоенные годы была наиболее восприимчива к революционной агитации, эта агитация после лет войны, которой не было видно конца, начинала приносить свои плоды, и престиж царской власти практически исчез.

К концу 1916 — началу 1917 г. в том, что война окончится поражением Центральных держав, никто из политических деятелей не сомневался. У тех, кто желал революции и поражения России в войне (большевики и их ближайшие союзники-социалисты), не оставалось никаких шансов его дождаться. Поэтому им только и оставалось попытаться вывести Россию из войны до окончательного поражения германо-австрийского блока, чтобы при победе союзников, она не оказалась в числе победителей. В противном случае шансов на революцию не оставалось вовсе: в победоносной и еще более усилившейся России они потеряли бы всякое влияние. Те, кто поражения и революции не желал, но желал изменения государственного строя, также считали нужным торопиться. Момент, когда положение России в противостоянии с внешним врагом не вызывало больше опасений, но скорейшего окончания войны еще не предвиделось, казался им наиболее удобным, если не единственно возможным, для того, чтобы вырвать у императорской власти те уступки, которые они не надеялись получить в мирное время после войны.

На открытии думской сессии 1 ноября 1916 г. лидер кадетов П.Н. Милюков выступил с антиправительственной речью, перемежавшейся вопросом «глупость — или измена?». Она произвела впечатление не только в стране, но и за границей. Правительство срочно разослало союзным державам телеграмму, опровергающую слухи о возможности сепаратного мира. Штюрмер 10 ноября был заменен А.Ф. Треповым, однако Дума 22 ноября приняла резолюцию с требованием устранения «влияния темных безответственных сил» и создания кабинета, опирающегося на Думу, сходную резолюцию принял Государственный совет. 16 ноября думская сессия закрылась, в ночь на 17-е группой правых во главе с В.М. Пуришкевичем и Великим князем Дмитрием Павловичем был убит дискредитировавший царскую семью (символизировавший «темные силы») Распутин, однако обвинения в существовании при власти «темных сил» не прекратились.

В конце декабря 1916 г. русские войска предприняли локальное наступление под Ригой, продвинувшись к Митаве, но после недели боев оно прекратилось. 27 декабря главой правительства вместо А.Ф. Трепова был назначен князь Н.Д. Голицын. 19 января 1917 г. в Петрограде открылась конференция союзников. Французы на ней настаивала на возможно более раннем наступлении в начале апреля, но этот вопрос решен не был. Франции было дано обязательство поддержать ее притязания на Рейнскую область. 14 февраля открылась новая сессия Думы, где А.Ф. Керенский выступил с открытым призывом к борьбе с властью, но вопрос о привлечении его к суду остался открытым. Однако не думские прения, привлекавшие по преимуществу внимание либеральной общественности, а деятельность революционной агентуры в низах определяла развитие событий.

В Петрограде на 2,5 млн. населения имелось в начале 1917 г. всего не более 10 тыс. вооруженных лиц (включая сюда полицию, казачьи части и учебные команды полков), на которых власть могла бы положиться, зато в городе и окрестностях скопилось примерно 200 тыс. человек солдат запасных частей (это были главным образом запасные батальоны гвардейских полков), которых предполагалось использовать на фронте в ходе планировавшегося весеннего наступления. Эта масса, большую часть времени томившаяся от безделья, жившая в условиях тесноты и не горевшая желанием идти на фронт, была весьма податлива к антивоенной пропаганде. Ее наличие лишь создавало дополнительную угрозу в случае беспорядков. Однако, поскольку за годы войны уличные беспорядки были явлением крайне редким, этому не придавалось значения.

На следующий день после того как император в очередной раз отбыл в Ставку, 23 февраля 1917 г. в Петрограде начались уличные манифестации. Из-за снежных заносов поезда с хлебом были задержаны в пути, а городские пекарни и булочные не могли удовлетворить весь спрос. Группы тех, кому не хватило хлеба стали громко выражать возмущение на улицах. Недостаток хлеба в городе был тут же использован революционерами, агитировавшими за забастовку, и 23 февраля бастовало уже 90 тыс. рабочих, комитет партии большевиков Выборгской стороны постановил организовать всеобщую забастовку. 24 февраля недостаток хлеба был устранен, однако демонстрации не только не прекратились, а приняли политический характер под лозунгами «Долой самодержавие» и «Долой войну». Ни Дума, ни правительство не придали значение этим демонстрациям. Правительству нападки на него в Думе казались серьезнее, чем уличные беспорядки. Император, получив 25 февраля сообщение о происходящем, приказал командующему войсками Петроградского военного округа С.С. Хабалову прекратить беспорядки.

К этому времени столкновения толпы с полицией и казаками привели к первым жертвам. В середине дня 26 февраля 1917 г. солдаты одной из рот запасного батальона л.-гв. Павловского полка открыла огонь по разгонявшим толпу войскам. Утром 27-го, убив своего офицера, восстал запасный батальон л.-гв. Волынского полка, а за ним Павловского и Литовского. Вся Выборгская сторона была уже во власти рабочих, которые, перейдя на левый берег Невы, соединились с ними. Это был решающий момент. Хабалов и военный министр М.А. Беляев смогли собрать лишь около 1 тыс. надежных солдат, сводный отряд которых под началом полковника А.П. Кутепова пытался двинуться в сторону очага восстания, но не смог далеко пробиться и потонул в многотысячной массе восставших. Толпа ворвалась и в Таврический дворец, где заседала Дума. Заседания ее прекратились, и был образован «Временный комитет для восстановления порядка и для сношения с лицами и учреждениями» во главе с председателем Думы М.В. Родзянко. Группа революционеров, освобожденная из тюрьмы, направилась в здание Думы и там вместе с депутатами-социалистами организовала первый «Исполнительный комитет Совета рабочих депутатов», разослав своих агентов на заводы. Вечером собрался и сам Совет (из представителей восставших полков и заводов: 250 человек, большей частью социал-демократов-меньшевиков и эсеров), избравший Исполком во главе с Н.С. Чхеидзе, М.И. Скобелевым и А.Ф. Керенским. В тот же день появился манифест ЦК РСДРП «Ко всем гражданам России», объявивший революцию победившей. Небольшой отряд верных войск, сосредоточенный в районе Зимнего дворца в виду полной безнадежности сопротивления был распущен.

Власть в Петрограде с первых дней принадлежала крайним левым — Петроградскому Совдепу, который уже 1 марта 1917 г. издал свой «Приказ №1», предписывающий исполнять только распоряжения Совета, образовать солдатские комитеты и обезоружить офицеров и отменяющий чинопочитание. Однако «Временный комитет», фактически выступающий в качестве ширмы для Совдепа, пытался играть роль выразителя воли «народных масс», создавая своими сообщениями в Ставку впечатление, что власть находится в руках правительства Государственной думы.

Николай II при получении известия о военном бунте, направил в Петроград отряд генерала Н.И. Иванова из 700 георгиевских кавалеров, выделив в его распоряжение и некоторые части с фронта, а сам 28 февраля 1917 г. выехал в Царское Село. Вечером 1 марта отряд Иванова достиг Царского Села, а царский поезд прибыл в Псков. Здесь император имел разговор с генералом Рузским, убеждавшим его согласиться на «ответственное министерство». Еще во время разговора императором была послана телеграмма Н.И. Иванову не принимать никаких мер до его прибытия. Ранним утром 2 марта согласие на то, чтобы поручить Родзянко составление правительства было дано, о чем Рузский и известил Родзянко. Однако тот сообщил Рузскому, что теперь уже в Петрограде требуют отречения императора. Это придало новый оборот событиям. Алексеев с ведома императора разослал телеграмму командующим фронтами с просьбой сообщить свое мнение по этому вопросу. После того, как Николай II получил ответы (все командующие рекомендовали подписать отречение) он принял решение. Когда вечером в Псков прибыли представители думского Комитета, Николай II объявил им, что передает власть своему брату Великому князю Михаилу Александровичу (а не сыну, как предполагалось первоначально). Одновременно князь Г.Е. Львов был назначен председателем Совета министров, Великий князь Николай Николаевич — Верховным главнокомандующим, а популярный генерал Л.Г. Корнилов — командующим Петроградским военным округом. Было также подписано обращение к войскам, предписывающее им принести присягу Временному правительству и продолжать борьбу с внешним врагом. Императорская семья после отказа английского правительства принять ее, проживала в Царском Селе, а 31 июля 1917 г. была переведена в Тобольск.

2 марта 1917 г. на базе думского «Временного комитета» было образовано Временное правительство. Петроградский Совет отказался принять в нем участие. Его устраивала ситуация, при которой он, заняв место самодержавного монарха, но ни за что не отвечая, имел бы это правительство в качестве прикрытия своей власти. Временное правительство ни дня не имело реальной власти, находясь в полной зависимости от Совета, единственно располагавшего реальной силой.

Последующие восемь месяцев были временем разложения российской государственности. Монархия как государственный институт отречением императора Николая II не была упразднена. Хотя Великий князь Михаил Александрович и не решился в создавшейся обстановке принять корону, решение вопроса о форме правления было отложено до Учредительного Собрания. Российская государственность продолжала существовать и большинство российских законов продолжали действовать. Сохранялась и ее территориальная целостность. Государственные органы и учреждения, кроме связанных с личностью монарха (Собственная ЕИВ канцелярия, Министерство двора), продолжали функционировать. Корпус жандармов был упразднен, а вместо Департамента полиции в МВД создано Главное управление по делам милиции. На базе структурных единиц ряда министерств было создано несколько новых министерств: труда, продовольствия, государственного призрения, почт и телеграфов, исповеданий.

На местах должностные лица по линии МВД были заменены губернскими, городскими и уездными комиссарами Временного правительства, обязанности которых возлагались на председателей соответствующих земских управ (в дальнейшем они стали специально назначаться). Для уездных земских учреждений 21 мая 1917 г. вводилась новая система прямых всеобщих выборов. Полиция была заменена подчиненной земствам милицией. Участковые земские начальники были упразднены только 1 октября. Местные структуры остальных министерств подверглись лишь незначительным изменения или остались практически прежними. Реальными хозяевами положения, однако, в большинстве случаев являлись повсеместно параллельно создававшиеся революционные органы в лице советов.

Временное правительство первого состава (где из левых присутствовал только Керенский в качестве министра юстиции) просуществовало только до 2 мая 1917 г., 5-го оно было пополнено левыми — представителями эсеров и трудовиков, а с 24 июля, когда его возглавил Керенский, оно стало преимущественно эсеровским. Радикализировались и Советы, в которых все большее влияние приобретали большевики. На фронте, постоянно разлагавшемся большевистской пропагандой при полном попустительстве Керенского и союзных ему левых элементов, начались убийства офицеров, обычным стал отказ от исполнения приказов.

Тем не менее Россия оставалась в состоянии войны и декларировала верность союзническим обязательствам. Летом 1917 г. было решено предпринять наступление на Юго-Западном фронте. Однако при той степени разложения, которой достигли войска, оно было обречено. 16 июня 1917 г. оно началось силами 8-й, 11-й и 7-й армий. Частям 8-й армии удалось прорвать австрийский фронт южнее Станислава и взять Галич и Калуш. Но из-за отказов войск выходить на позиции, развить успех не удалось, и когда противник 6 июля нанес контрудар, войска бросали позиции и уходили в тыл, почти не оказывая сопротивления. На Северном фронте 5 армия, начав наступление, вскоре вернулась на исходные позиции, на Западном части 9-й армии также быстро отошли. На Румынском фронте начавшееся 7 июля наступление уже 12-го было прекращено из-за тяжелой ситуации на севере. В результате к концу июля была потеряна большая территория с городами Збараж, Тарнополь, Бучач. Коломыя, Черновцы и фронт откатился до р. Збруч у Каменца-Подольского.

Ленин, весной 1917 г. доставленный в Россию усилиями германского Генерального штаба и обильно снабженный деньгами, успешно вел пораженческую пропаганду. Но попытка большевиков захватить власть в начале июля в ходе событий в Петрограде 2–4 июля не удалась, и их лидерам пришлось некоторое время скрываться. 12–15 августа в Москве состоялось Государственное совещание с участием 2 тыс. представителей армии, духовенства и общественных организаций, на котором была выражена поддержка назначенному 24 июля Верховным главнокомандующим Л.Г. Корнилову. После этого Керенский сделал попытку укрепить свою власть от покушений слева, и по договоренности с Корниловым (обещав ему восстановить дисциплину в армии) начал стягивать к Петрограду надежные войска. Однако в последний момент, напуганный перспективой захвата всей власти Корниловым, предал его и 27 августа объявил мятежником и изменником, возложив верховное командование на себя. Корнилов в этой ситуации заявил 28-го о непризнании власти Временного правительства, но никаких реальных действий не предпринял, ограничившись декларацией, и был арестован. Эти события, интерпретировавшиеся властью как борьба с «правой угрозой» вызвали новую волну полевения и рост влияния большевиков. После этого у Керенского не оставалось иного выхода, кроме как «налево».

Стремясь заслужить поддержку всех левых сил, Керенский провозгласил 1 сентября 1917 г. Россию республикой. 14 сентября было созвано Демократическое совещание (1500 человек), 21-го сентября избравшее Временный Совет Российской республики (Предпарламент) из 555 человек, наделенный правом контроля над правительством до Учредительного собрания (выборы которого были назначены на 12 ноября). Однако последний состав правительства, образованного 25 сентября, просуществовал всего месяц. 25 октября 1917 г. большевики совершили вооруженный переворот, захватив Зимний дворец и арестовав Временное правительство, а на следующий день сформировали свое — Совет Народных Комиссаров. Не признавший власти большевиков Сенат был ими ликвидирован, а в конце ноября были отменены и последние элементы законодательства Российской империи.

* * *

——— • ———

назад  вверх
Оглавление
Книги


swolkov.org & swolkov.narod.ru © С.В. Волков
Охраняется законами РФ об авторских и смежных правах
Создание и дизайн swolkov.org & swolkov.narod.ru © Вадим Рогге