Rambler's Top100
———————— • ————————

Книги

————— • —————

Российская империя
Краткая история

——— • ———

Глава 11
Российская империя при Александре III и Николае II

——— • ———

Вступивший на престол император Александр III встал перед необходимостью пресечь революционное брожение в стране. Хотя террористическая «Народная Воля» в течение месяца была разгромлена, а 5 убийц казнены, новый император счел необходимым четко обозначить курс на ликвидацию всего «шлейфа» революционного движения, и отвергнуть конституционные проекты предыдущего царствования; 29 апреля 1881 г. был опубликован манифест о незыблемости принципа самодержавной власти.

Во внешней политике первое время Россия продолжала придерживаться сотрудничества с Германией. 6 июня 1881 г. был подписан секретный договор, как бы подтверждавший «Союз трех императоров» 1873 г. Однако это не был в полном смысле слова союзный договор. Россия, Австро-Венгрия и Германия лишь обязались соблюдать благожелательный нейтралитет в случае конфликта любой из них с четвертой великой державой, то есть Россия гарантировала свой нейтралитет в случае франко-германской войны, а Германия и Австрия — в англо-русской (а также русско-турецкой, но при условии предварительного соглашения о последствиях такой войны, то есть соблюдения интересов Австрии). Договор также отрицал право Англии вводить свой флот в Черное море по соглашению с Турцией, обеспечивал интересы Австрии в Боснии. Герцеговине и Македонии, а России — в Болгарии. В 1884 г. договор был продлен на новое трехлетие.

Это было важно, потому что англо-русские отношения вскоре вновь обострились. В 1882–1884 гг. под руководством генерала М.Н. Анненкова была сооружена Закаспийская железная дорога от Красноводска на Мерв. 1 января 1884 г. жители Мервского оазиса принесли присягу России, но из-за опасений обострения отношений с Англией южная часть оазиса — Пенджде, примыкающая к афганской границе, занята не была. Это привело к захвату этой территории опиравшимся на Англию афганским эмиром, который начал вести себя вызывающе по отношению к России. 18 марта 1885 г. начальник Закаспийской области генерал К.В. Комаров с 1,8 тыс. пехоты и 4 орудиями наголову разбил 4,7 тыс. афганцев при Таш-Кепри на р. Кушке, прогнав их за границу. После этого была присоединена к России и южная часть оазиса. Англия стала угрожать войной, но ее домогательства были отвергнуты, и ей пришлось примириться с ситуацией, тем более, что Германия и ее союзники по Тройственному союзу Австро-Венгрия и Италия оказали давление на Турцию, обеспечив соблюдения той принципа закрытия проливов для иностранных флотов. (Бисмарк, по-прежнему определявший политику Германии, считал русско-английскую войну выгодной для себя, но еще больше боялся, что оставшаяся без поддержки Россия пойдет на соглашение с Англией и Францией, создав такую коалицию, ничего страшнее которой для Германии он не мог представить.) 10 сентября в Лондоне был подписан протокол, признающий Пенджде за Россией. Англо-турецкие отношения к тому времени из-за оккупации в 1882 г. Англией вассального Турции Египта резко ухудшились, и в Турции усилилось влияние Германии.

В Болгарии Россия в 1879 г. сделала ставку на князя Александра Баттенберга (приходившегося племянником русской императрице), но в мае 1881 г. он отменил Тырновскую конституцию и начал проводить враждебную России политику, ориентируясь на Австро-Венгрию. В 1885 г. русские офицеры были отозваны из болгарской армии (до этого все военные министры Болгарии были русскими генералами). В августе 1886 г. Баттенберг был свергнут, но через несколько дней в результате нового переворота к власти пришло проавстрийское правительство Стамбулова, еще более враждебное России. В 1886 г. Австрия заявила, что появление русских войск в Болгарии означало бы войну с Россией. В то же время в условиях серьезных таможенных противоречий с Германией в России общественные круги во главе с влиятельным публицистом М.Н. Катковым развернули кампанию против германской ориентации внешней политики России и за сближение с Францией.

В начале 1887 г. назревала новая франко-германская война, и Германия прилагала усилия, чтобы добиться согласия России на разгром Франции. Но не смогла это сделать, и в июне 1887 между Россией и Германией подписан только так называемый «договор перестраховки», который предусматривал дружественный нейтралитет сторон при войне с третьей державой, но только не с Австрией и Францией в том случае, если нападающей стороной будут Россия и Германия. Отношение с разочарованной позицией России Германией еще более ухудшились, тем более, что Германия поддержала избрание на болгарский престол австрийского ставленника принца Фердинанда Кобургского, абсолютно неприемлемого для России. Началось постепенное русско-французское сближение, летом того же 1887 г. Россия подержала Францию в Египте — после совместного протеста султан отказался ратифицировать конвенцию с Англией, легализующую оккупацию ею Египта, постепенно и финансовая политика России стала переориентироваться на Францию. В Германии, к тому же в это время взяли верх антироссийские настроения: германский Генеральный штаб и ранее не разделял позиции Бисмарка по предотвращению войны на два фронта, и готовился именно к такой войне, а в 1887 г. настаивал на превентивной войне против России. Новый император Вильгельм II, вступивший на престол в 1888 г. и ненавидевший Бисмарка, находился под влиянием идей Генерального штаба; в марте 1890 г. Бисмарк был отставлен, и «договор перестраховки» продлен не был.

К лету 1891 г. был демонстративно возобновлен Тройственный союз Германии Австрии и Италии и появились признаки сближения его участников и с Англией. В этих условиях Франция стала активно продвигать идею русско-французского союза, и теперь Александр III все более склонялся поддержать ее. В августе 1891 г. было заключено секретное предварительное соглашение о взаимных консультациях в случае угрозы одной из сторон и состоялся визит французского флота в Кронштадт. В августе 1892 г. был подписан проект военной конвенции, предполагавшая в случае нападения на Францию Германии или Италии или на Россию Австрии или Германии взаимное вступление в войну. Франция обязалась выставить против Германии армию в 1300 тыс. человек, Россия — от 700 до 800 тысяч. В 1893 г. русская эскадра посетила Тулон, где ей была оказана торжественная встреча, а в декабре Александр III одобрил конвенцию, и русско-французский союз стал фактом. Он стал противовесом возникшему в 1879 г. австро-германскому (с 1882 г. Тройственному) союзу центральных держав.

В октябре 1894 г. император Александр III скончался, и на престол вступил его сын Николай II, который в том же году вступил в брак с принцессой Алисой Гессенской. Новая русская императрица, получившая в православии имя Александры Федоровны, приходилась внучкой английской королеве Виктории, которая, к тому же в раннем детстве заменила ей мать. Этот брак, хотя и не мог непосредственно влиять на политические отношения держав, но в перспективе создавал предпосылки по крайней мере к нормализации отношений с Англией. В целом же новый император последовательно придерживался линии своего отца на укрепление русско-французского союза и поддержание возможно более дружеских отношений с остальными державами. Германия, чья мощь и влияние в мире возрастали и объективно начали представлять угрозу не только Франции, но и Англии, предприняла попытки возобновить сближение с Россией, но они не нашли отклика в России, которая теперь твердо ориентировалась на союз с Францией и, сохраняя по возможности добрососедские отношения с Германией, стремилась ни в коем случае не допускать ничего, что могло бы повредить русско-французским отношениям. Поэтому на какие-либо письменные соглашения с Вильгельмом II Николай не шел.

В 1895 г. к России была присоединена и восточная часть Памира, чем завершилось русское продвижение в Средней Азии, где Россия имела теперь границу только с Афганистаном и Китаем. От английских владений в Индии ее стала отделять на Памире лишь тонкая полоска афганских гор. В 1897 г. было заключено соглашение с Австрией о поддержании статус-кво на Балканах, весьма встревожившее Англию, но на десятилетие обеспечившее спокойствие в регионе. Другим поводом беспокойства Англии была принятая в 1898 г. кораблестроительная программа по которой Россия, имевшая на Балтике 10 новых броненосных кораблей, должна была удвоить свой флот. Англия 31 января 1899 предложила России раздел Китая и Турции на сферы влияния, но, получив отказ, в марте предложила союз Германии — тоже безуспешно (хотя Германия и пыталась этим шантажировать Россию). Когда Англия в 1899 г. начала войну с южноафриканскими бурскими республиками, общественное мнение России было целиком на стороне буров, и воевать против англичан отправилось немало русских добровольцев.

Одновременно Николай II инициировал созыв мирной конференции с целью положить конец вполне обозначившейся тогда гонке вооружений.12 августа 1898 г. была обнародована нота с предложением о созыве широкой международной конференции. Несмотря на в целом критическое отношение к этой инициативе великих держав, летом 1899 г. в Гааге состоялась конференция полномочных представителей 27 стран. Это был первый в мировой истории опыт такого рода. На конференции были приняты международно-правовые акты по вопросам войны и мира: декларации о мирном разрешении военных споров, о законах и обычаях сухопутной войны и морской войны, был также учрежден Международный суд (в Гааге).

К концу XIX в. в Европе благодаря заключенным после русско-турецкой войны 1877–1878 гг. международным соглашениям сложилась достаточно устойчивая ситуация. Соперничество великих держав в это время происходило главным образом в Азии и Африке, которые стали объектом успешной колониальной экспансии. В связи с этим возрастало значение морских пространств, позволявших контролировать эти территории. Россия имела свободный выход на океанские просторы только на Тихом океане: в Черном море русский флот был заперт благодаря контролю Турции над проливами, выход из Балтийского моря мог быть легко закрыт мощным английским или германским флотом. Поэтому в это время особое значение для России приобретает Дальний Восток.

На Дальнем Востоке на ведущую роль претендовала Япония, совершившая резкий скачок в своем развитии после радикальных реформ 70-х годов XIX в. и создавшая по образцу европейских держав современную армию. Огромный Китай, находившийся под властью династии Цин, не имевший ни промышленности, ни боеспособных в условиях того времени вооруженных сил, мог быть лишь объектом экспансии. Корея, находившаяся в вассальной зависимости от Китая и располагавшаяся в непосредственной близости к Японии, стала ее первой целью. В 1894–1895 гг. в ходе японо-китайской войны Китай потерпел сокрушительное поражение, и японские войска оккупировали Корею, навязав ей прояпонское правительство. Симоносекский мирный договор предусматривал независимость Кореи, передачу Японии Тайваня, Пескадорских островов и Ляодуна.

Россия, поддержанная Германией и Францией заставила Японию отказаться от Ляодуна, а в Корее в 1896 г. предоставила убежище корейскому правителю (вану), бежавшему из-под фактического домашнего ареста в своем дворце в русскую миссию и распустившему прояпонский кабинет. После этого установившееся было в Корее японское влияние было подорвано, туда прибыла группа русских военных инструкторов, остававшаяся в стране до 1898 г. С Китаем Россия в том же году заключила оборонительный союз против Японии и соглашение о постройке Китайско-Восточной железной дороги (КВЖД), а в 1898 г. арендовала на 25 лет Ляодунский полуостров с городами Порт-Артур и Дальний, где получила право строить укрепления и держать свои вооруженные силы. К тому времени Англия и Германия также создали свои опорные пункты на побережье Китая. Эти державы выступали за раздел Китая, но Россия предпочитала сохранять его в целостности при своем доминирующем влиянии на китайское правительство.

Весной 1900 г. в Китае поднялось восстание, возглавленное тайной сектой «Ихэтуань», известное как «боксерское» (по изображению кулака в качестве символа), направленное против всех иностранцев, в ходе которого были вырезаны тысячи иностранцев с семьями и китайцев-христиан; оно тайно поддерживалось и властями Китая. Посольский квартал в Пекине оказался в осаде. Европейские державы и Япония направили в Китай войска; объединенные силы их (12 тыс. японцев, 8 тыс. русских и несколько тыс. представителей других держав) начали наступление из района Тяньцзина, и 2 августа русские войска генерала Н.П. Линевича вошли в Пекин, в то время как отряд генерала П.К. фон Ренненкампфа с севера пересекал Маньчжурию. К началу 1901 г. движение удалось подавить, после чего Россия решила занять наиболее дружественную Китаю позицию, выступив за скорейший вывод иностранных войск. В обмен на отказ от своей доли контрибуции и предоставление Китаю крупного займа она потребовала от Китая гарантировать исключительность своего положения в Маньчжурии, не предоставляя там концессий и аренд другим державам. Это вызвало резкое противодействие Японии, которой как Корея, так и Маньчжурия рассматривались как сфера своих приоритетных интересов на Дальнем Востоке.

В противостоянии с Россией Японию всецело поддерживала Англия, с которой в 1902 г. у нее был заключен союзный договор. Англия строила корабли для японского флота, снабжала Японию вооружением, топливом и стратегическим сырьем. Крайне благожелательную позицию по отношению к Японии заняли и США, которые с конца XIX в., покончив с традиционным изоляционизмом, приступили к активной внешней политике. Япония, завершив в 1903 г. свою военную программу, откровенно провоцировала войну, предъявив России ультиматум с требованием признать за ней исключительные права в Корее и свободное пользование правами в Маньчжурии (то есть лишив Россию такого же положения в Маньчжурии, какое сама она хотела иметь в Корее). Николай II войны не хотел и согласился на предоставление Японии прав в Маньчжурии, если та не будет пользоваться территорией Кореи «в стратегических целях». Однако Япония 23 января порвала дипломатические отношения, а 27 января японские миноносцы напали на русские корабли в Порт-Артуре и Чемульпо (в Корее), где после неравного боя крейсер «Варяг» и канонерка «Кореец» были уничтожены их экипажами.

Военные возможности России и Японии были несопоставимы, однако на театре военных действий Япония обладала к началу войны двойным преимуществом, имея около 200 тыс. человек против 98 тыс. русских, разбросанных на огромном пространстве от Владивостока до Порт-Артура, вдвое уступала по силе японцам и Тихоокеанская эскадра. Еще не вполне законченная Транссибирская магистраль могла пропускать лишь 3 пары поездов в сутки при том, что поезда из Европейской России шли в Маньчжурию полтора месяца, так что ежемесячное пополнение не могло превышать 20 тыс. чел. Потери, понесенные русским флотом в первые недели войны, не позволили ему предотвратить высадку японцев в Корее и на Ляодуне, а гибель 31 марта на мине флагманского корабля «Петропавловск» с командующим флотом адмиралом С.О. Макаровым (после чего из 7 броненосцев осталось в строю 3) обусловила замыкание эскадры в Порт-Артурской бухте.

В феврале 1-я японская армия Куроки (60 тыс. чел.) высадилась в Корее и двинулась к пограничной р. Ялу и 1 мая под Тюренченом отбросила находившийся здесь 20-тысячный русский Восточный отряд. 2-я японская армия Оку (50 тыс. чел.) высадилась на Ляодунском полуострове, начав наступление на Порт-Артур; после боя 13 мая у Цзиньчжоу русские войска отошли на Квантунский полуостров к Порт-Артуру. 3-я армия Ноги (45 тыс. чел.), образованная из части 2-й армии и частей, высадившихся в Дальнем, приступила 28 июля к блокаде Порт-Артура, а 2-я двинулась вдоль КВЖД на север, против сосредоточенных у Ляояна главных сил (Южной группы) русских, которым с востока угрожал Куроки; затем между 1-й и 2-й армиями была направлена высадившаяся в Дагушани 4-я армия Нодзу.

Порт-Артур с начала мая оказался отрезанным от Маньчжурской армии А.Н. Куропаткина. Попытка корпуса барона Штакельберга продвинуться на выручку Порт-Артуру 1–2 июня потерпела неудачу в бою у Вафангоу. Русская эскадра в Порт-Артуре 28 июля попыталась прорваться во Владивосток, но после того, как в ходе боя в Желтом море был убит командующий — адмирал В.К. Витгефт, большая часть эскадры вернулась в Порт-Артур. 17–22 августа начались бои под Ляояном. 17 августа атаковавшие численно превосходившие их русские войска японцы были отбиты и, потеряв 24 тыс. чел. (русские потери составили 18 тыс.), начали отступать, но командующий Маньчжурской армией А.Н. Куропаткин вместо того, чтобы развить успех, опасаясь обхода с фланга, сам начал отход и 24 августа отошел на р. Шахэ. Здесь, пополнившись до 210 тыс. чел. русские войска дали с 26 сентября по 5 октября еще одно сражение японцам (170 тыс.), не принесшее успеха ни одной из сторон, но сильно их обескровившее.

Порт-Артурский гарнизон, имевший 43 тыс. чел. против сначала 50, а затем до 100 тыс. осаждающих, начиная с 6 августа выдержал шесть штурмов крепости, потеряв более половины своего состава (27 тыс. чел.) и нанеся японцам огромные потери (110 тыс. чел.). После потери 22 ноября господствующей над городом г. Высокой (в результате чего японской артиллерией была потоплена русская эскадра) и 5–15 декабря двух фортов на правом фланге командующий войсками Квантунского укрепленного района А.М. Стессель 20 декабря капитулировал. Падение Порт-Артура стало поворотным пунктом в войне, произведя самое тягостное впечатление как на армию, так и внутри страны. Пока освободившаяся армия Ноги не присоединилась к основным японским силам на севере, 12 января 1905 г. русские войска 2-й Маньчжурской армии О.К. Гриппенберга перешли в наступление при Сандепу, но по приказу слишком нерешительного А.Н. Куропаткина (назначенного вместо наместника на Дальнем Востоке адмирала Е.С. Алексеева главнокомандующим всеми вооруженными силами), отошли, когда перевес был на их стороне.

Курпопаткин, имея под началом 280 тыс. человек, планировал начать наступление 12 февраля 1905 г. в районе Мукдена. Однако японские войска под общим командованием маршала Ойямы (270 тыс. чел.) опередили его, начав наступление 5 февраля. Сражение под Мукденом происходило на очень широком фронте (100 км.) и продолжалось три недели. Куропаткин, имея все шансы на успех, тем не менее проиграл это сражение и отошел, потеряв 59 тыс. чел. убитыми и ранеными и до 30 тыс.пленными. Японцы, чьи потери составили до 70 тыс. чел. только убитыми и ранеными, были обессилены, и не смогли продолжать наступательные операции. К 9 марта русские войска укрепились на Сыпингайских позициях. После этого крупных сражений на суше не было. Еще в начале октября 1904 г. с Балтики на Дальний Восток была направлена 2-я Тихоокеанская эскадра под командованием З.П. Рожественского. Но после падения Порт-Артура ее прибытие на Дальний Восток теряло всякий смысл, и ей оставалось только идти во Владивосток. С присоединившимся к ней отрядом Н.И. Небогатова она насчитывала 20 броненосцев и крейсеров и 9 миноносцев. 14 мая у о. Цусима в Японском море она встретилась с японским флотом (28 броненосцев и крейсеров и 63 миноносца), вдвое превосходившим ее по числу орудий. В двухдневном бою эскадра полностью погибла, потеряв 19 кораблей потопленными и 5 сданными в плен.

27 июля 1905 г. в Портсмуте при посредничестве американского президента Т. Рузвельта начались мирные переговоры. Россия практически не ощущала экономических и финансовых затруднений в связи с войной: золотой запас за год войны вырос на 150 млн. руб. и превышал количество банкнот в обращении. Кредит России стоял выше японского (она занимала под 5–6%, Япония — под 7–8). К этому времени русские войска только начинали по-настоящему разворачиваться. За время войны пропускная способность Транссибирской магистрали была увеличена в несколько раз и пропускала 14–20 пар поездов вместо 3 в начале войны. Из России прибывали первоклассные полевые части и на Сыпингайских позициях русские имел имели 38 дивизий высокого качества против 20 японских, в значительной части состоявших уже из запасных. Финансовое положение ее также было плачевным; налоговая нагрузка увеличилась на 85%, тогда как в России — только на 5%. Понеся в боях более крупные безвозвратные потери (86 тыс. человек погибших против 50 тыс. русских) Япония находилась на грани полного истощения своих сил, ее людские ресурсы были полностью исчерпаны, тогда как Россия использовала свою военную мощь всего лишь на 1\10. В этих условиях русскому наступлению на суше Япония не могла бы противостоять. Однако вместо наступления 23 августа последовало заключение мира, стоившее России южной половины о. Сахалин (оккупированного в ходе войны японцами). Япония приобрела также свободу рук в Корее и Маньчжурии. Заключение мира было вызвано внутренними событиями в России, где развернулось широкое антигосударственное революционное движение.

Еще в начале 80-х годов в России и за границей (во враждебной российской государственности среде) началось создание кружков и организаций марксистского толка, члены которых развернули пропаганду среди рабочих. Если создание в Женеве в 1883 г. группы «Освобождение труда» (Г.В. Плеханов) имело чисто идейное значение, то образование в 1895 г. В.И. Ульяновым (Лениным) на базе ряда марксистских кружков «Союза борьбы за освобождение рабочего класса» с самого начала означало переход к реальной антигосударственной деятельности, поскольку были установлены непосредственные контакты с бастовавшими рабочими Петербурга. В 80-х годах в Финляндии, Польше и Армении возникли социал-демократические партии. В 1898 г. в Минске была создана Российская социал-демократическая рабочая партия, получившая организационное оформление на своем II съезде в Лондоне. Одновременно продолжалась деятельность народнических кружков, которые в 1902 г. объединились в Партию социалистов-революционеров (эсеров) во главе с В.М. Черновым, Н.Д. Авксентьевым, А.Р. Гоцем и др. Партия, на 70% состоявшая из интеллигенции, на 26% из рабочих и 1,5% крестьян, тем не менее ставила целью произвести социалистическую революцию с опорой на крестьянство. С конца 90-х годов оживилось и оппозиционное либеральное движение, получившее подпитку прежде всего в земских кругах. В 1902 г. в Штутгарте ими был основан журнал «Освобождение» (П.Б. Струве), в 1903–1904 гг. возникли «Союз освобождения» и «Союз земцев-конституционалистов» в 1905 г. объединившиеся в «союз союзов».

В условиях бурного роста промышленности крупные города стали средоточием значительного числа оторванных от мест своего проживания рабочих, ставших благодатной средой для антигосударственной пропаганды революционных течений. В выдвигаемые в ходе забастовок и выступлений экономические требования революционеры стремились привнести и политические моменты, но долгое время без особого успеха. Лишь в первые годы XX столетия, когда революционное движение организационно оформилось и получило возможность влиять на забастовочное движение, оно стало быстро приобретать политический характер: в 1900–1902 гг. политические забастовки составляли 20% всех, а в 1903–1904 гг. — более 50%. Наиболее крупными были выступления на Обуховском заводе в Петербурге в мае 1901 г. и ноябрьская забастовка в Ростове на Дону, а также общая стачка на Юге России летом 1903 г., охватившая Одессу, Керчь, Батум, Тифлис, Николаев, Екатеринослав, Киев и Елисаветград с около 200 тыс. участников. В эти же годы имели место и аграрные беспорядки (особенно на Левобережной Украине).

Русско-японская война стала мощным катализатором революционного движения. Абсолютно все революционные течения, особенно наиболее радикальные из них, представленные социал-демократами-»большевиками» во главе с Лениным, выступали за поражение России в войне, и неудачи русских войск в Маньчжурии вызывали у них прилив энтузиазма. После известия о падении Порт-Артура 3 января 1905 г. началась давно готовившаяся стачка на Путиловском заводе в Петербурге (сначала с чисто экономическими требованиями), которая через несколько дней охватила более 100 тыс. чел. По настоянию социал-демократических организаций требования были дополнены политическими лозунгами и организовано шествие к Зимнему дворцу с целью предъявить их Николаю II. Эта «мирная демонстрация» была заведомой провокацией социалистических сил (прежде всего созданного в 1903 г. и возглавляемого Г. Гапоном «Общества фабрично-заводских рабочих»): им было известно, что императора в столице нет, и еще до подхода толпы к дворцу по всему городу началось строительство баррикад. После того, как холостые выстрелы не произвели впечатления и руководители призвали прорвать кордон войск, был дан залп, убивший и ранившей несколько десятков человек. После этого по всему городу начались стычки с войсками и полицией, в ходе которых всего погибло до 130 человек.

События 9 января послужили поводом и сигналом к уже готовым революционным выступлениям по всей стране, где начались как забастовки, так и аграрные волнения. Произошло несколько выступлений в армии и на флоте (14 июня вспыхнул бунт на черноморском броненосце «Князь Потемкин Таврический», 11–16 ноября — на крейсере Очаков). Несмотря на то, что армия в целом оставалась абсолютно надежной, верховная власть проявила полную растерянность и в значительной мере утратила контроль над ситуацией, не решаясь приступить к решительным действиям по подавлению революционеров. Идя навстречу пожеланиям либеральных кругов, Николай II 18 февраля предписал начать разработку закона о создании выборного представительного органа, и 6 августа были опубликованы «Учреждение Государственной думы» и «Положение» о выборах в нее. Это, однако не изменило ситуации, поскольку реальной силой обладали не либеральные круги, а радикальные революционеры социалистического толка, и осенью в Москве началась Всероссийская политическая стачка.

17 октября Николай II издал манифест, по которому Государственной думе предоставлялись законодательные полномочия, а в стране вводились гарантии гражданских и политических свобод (неприкосновенности личности, свободы совести, свободы слова, собраний, союзов). За этим последовала новая волна революционных демонстраций, но в ответ 18–12 октября во множестве городов в ответ поднялась стихийная волна антиреволюционных выступлений и начались массовые столкновения. В целом, однако, манифест был воспринят как слабость власти, и в революционной среде открыто обсуждалась перспектива ее вооруженного свержения. Кронштадт 25–26 октября был во власти пьяной матросской толпы, 30 октября такой же бунт произошел во Владивостоке, где взбунтовались запасные, ожидавшие отправки домой. В этих условиях радикалы решили действовать еще более решительно, и в декабре 1905 г. в Москве по инициативе Московского комитета РСДРП началась вооруженное восстание. В нем участвовало около 8 тыс. боевиков, из которых более тысячи были хорошо вооружены и подготовлены. Боевики из-за угла убивали солдат и полицейских, скрываясь во дворах и вызывая огонь на мирное население, позже в ряде районов, особенно на Пресне была создана сеть баррикад, на которых сопротивление оказывалось до 19 декабря. Только эти события заставили власти перейти к решительным действиям. В Москву в помощь гарнизону был направлен л.-гв. Семеновский полк, командир которого полковник Г.А. Мин твердой рукой навел порядок и вытеснил боевиков из города.

После подавления мятежа в Москве революционное движение пошло на убыль, хотя продолжалось до 1907 г. В это время основным методом революционеров стал террор, потери от которого превышали число пойманных и казненных террористов. За 1906 г. революционерами было убито 768 и ранено 820 представителей власти, а за все время действия во время революции 1905–1907 гг. военно-полевых судов, которым предавали только лиц, захваченных с оружием в руках на месте преступления, ими было казнено 683 человек. Произошло несколько инцидентов в войсках (17 июля 1906 г. имел место бунт в артиллерийском полку в Свеаборге, 19-го — в Кронштадте, и в тот же день на крейсере «Память Азова»). Существенную роль в дестабилизацию обстановки внесли националистические выступления в Финляндии, Польше, Прибалтике и Закавказье (где они сопровождались армяно-азербайджанской резней). В значительной степени движение подпитывалось внешнеполитическими врагами России. Американские банкирские круги, сочувствовавшие Японии, передали на нужды революции сумму в миллион франков с условием, что эти деньги будут распределены между всеми революционными партиями и пойдут на вооружение народа. Факты прямого финансирования Японией революционных партий были тогда хорошо известны как сторонникам, так и противникам российского правительства. В ряде случаев помощь оказывалась непосредственно оружием (один из перевозивших его пародов сел 26 августа 1905 г. на мель у финского побережья, и в руки властей попали 1780 ружей и 97 ящиков взрывчатки). Характерно, что революционные партии, несмотря на возможное ухудшение своего положения после того, как правительство освободит себе руки внутри страны, с началом мирных переговоров активно выступали за скорейшее заключение мира на японских условиях.

События 1905 г. вызвали к жизни новое для России явление — формирование политических партий и создание законодательного представительного органа в лице Думы. После манифеста 17 октября организационно оформились основные политические течения в стране. В ноябре 1905 г. монархическими кругами был создан «Союз русского народа», а в 1907 г. — «Союз Михаила Архангела». Лидеры этих организаций (получивших название черносотенных) — В.М. Пуришкевич, Н.Е. Марков и А.И. Дубровин не только всецело поддерживали государственную власть, но и выступали с критикой ее недостаточно жесткой и решительной политики в отношении революционеров. В ноябре был создан «Союз 17 октября», представлявший интересы в основном предпринимательских кругов и части землевладельцев и интеллигенции (лидер — А.И. Гучков). Октябристы были полностью лояльны власти, выступая за ряд реформ экономического характера. В октябре на базе «Союза союзов» возникла Конституционно-демократическая партия (кадеты), объединившая широкие круги либеральной интеллигенции и средних городских слоев, лидером которой стал П.Н. Милюков. Она выступала за установление парламентского строя в виде конституционной монархии при сохранении единства и неделимости России (с предоставлением автономии Польше и сохранением ее для Финляндии). Несмотря на программные лозунги, кадеты, в отличие от октябристов, на практике часто откровенно поддерживали революционеров, не гнушаясь оправдывать даже террористические акции. Все эти партии, тем не менее, в целом принципиально отличались от партий революционных, к которым относились социалисты-революционеры и социал-демократы различного толка, а также некоторые националистические организации, особенно польские и закавказские.

Проведение выборов в условиях продолжающейся революции обернулось полным провалом для государственной власти. Весной 1906 г. была избрана I Государственная дума в составе 448 депутатов, среди которых около 170 человек составляли кадеты и близкие к ним, 15 — социал-демократы, 100 — трудовики (крестьянские депутаты народнической ориентации), 70 окраинные националисты, 30 — умеренные и правые, 100 человек — беспартийные. Эта Дума, крайне левого состава, сразу же занялась обсуждением аграрного вопроса в весьма радикальном духе, чем вызвала новое брожение в деревне. 9 июля она была распущена, после чего депутаты-кадеты, собравшись в Выборге, призвали население не платить налогов и не поступать в армию, пока не будут назначены новые выборы. Но II Дума, выборы в которую прошли в феврале 1907 г., оказалась еще левее: из 542 ее депутатов 43% были представителями революционных партий (65 социал-демократов, 34 эсера, 101 трудовик и 14 народных социалистов), кадеты получили 19% (92 чел.), более чем вдвое уменьшив свое представительство, польские и другие националисты 15% (78 чел.), октябристов и умеренных было 32, правых, 22, казаков 17 и беспартийных 50. Выступление 6 марта 1907 г. председателя Совета министров П.А. Столыпина, представившего проект реформ, было враждебно встречено депутатами, большинство которых желало революционных изменений и ликвидации существовавшего государственного строя. 3 июня 1907 г. эта Дума также была распущена и опубликован новый закон, изменивший порядок выборов в Думу. В III Государственной думе (442 депутата) наиболее значительную фракцию (154 места) имели октябристы, которые по различным вопросам блокировались то с крайне-правыми партиями, то с кадетами.

Внутренние потрясения крайне негативно отразились на международном положении России, тогда как соотношение сил в мире в очередной раз начало меняться. В полной мере это проявилось еще во время Русско-японской войны. Союзная России Франция в 1904 г. заключила военно-политический союз («сердечное согласие») с Англией, которая в это время всемерно поддерживала против России Японию. Германия же, напротив, во время войны улучшила свои отношения с Россией. Вильгельм II считал нужным поддержать Россию в войне, видя в ней противостояние белой расы поднимающейся желтой. Когда в октябре 1904 г. при прохождении 2-й Тихоокеанской эскадры по Северному морю были по ошибке обстреляны английские рыболовные суда и возникла угроза русско-английской войны, Вильгельм заявил, что в этом конфликте Германия и Россия должны быть вместе, на что Николай II (считавший, что надо избавить Европу от наглости Англии») предложил ему проект союзного договора между Россией, Германией и Францией, направленного против Англии. В те же дни было подписано с Австрией соглашение о нейтралитете, дополняющее договор 1897 г. на случай нападения «третьей стороны» (Англии на России или Италии на Австрию). Но Англия не стала препятствовать проходу эскадры, и идея утратила актуальность, тем более, что Вильгельм настаивал на подготовке договора втайне от Франции, на что Николай не соглашался. 10–11 июля 1905 г. по приглашению императора Николая Вильгельм II прибыл в Бьерке, и на борту яхты «Полярная Звезда» состоялась их встреча, результатом которой было подписание тайного договора, устанавливающего взаимного обязательство оказывать друг другу поддержку в случае нападение на одну из сторон в Европе, причем Россия должна предпринять шаги для привлечения к договору и Франции.

С начала 90-х годов и до 1906 г. традиционными основами русской внешней политики были союз с Францией, хорошие отношения с Германией, вынужденное сотрудничество с Австрией на Балканах и тотальное противостояние Англии (а на Дальнем Востоке — и Японии). Теперь же, при сближении Франции с Англией (урегулировавшими спорные вопросы в колониях) и росте противоречий между Англией и Германией (как из-за очень скромной доли доставшихся на долю Германии колоний, так и из-за роста могущества германского флота, с появлением дредноутов грозившего сравняться по силе с английским) ситуация изменилась.

Новый английский кабинет либералов склонялся к ослаблению антирусского противостояния, и в мае 1906 г. России было предложено вступить в переговоры по спорным вопросам в Азии. 18 августа в Петербурге было подписано соглашение, по которому Англия пошла на значительные уступки, признав российские интересы по всему периметру азиатских границ России. Англия отказывалась от Тибета (Лхаса во время Русско-японской войны была занята английскими войсками, и Тибет был принужден подписать договор, устанавливающий контроль Англии за его внешними сношениями), признавая суверенитет над ним Китая, Россия обязывалась уважать неприкосновенность и независимость Афганистана, который был признан сферой английского влияния, но с обязательством Англии не допускать на его территории мер, могущих представлять угрозу интересам России. Иран делился на три зоны, в северной (с Тавризом, Тегераном, каспийским побережьем и центральной областью до Исфахана) устанавливалось русская сфера влияния, в юго-восточной части, примыкающей к Афганистану и Индии — английская, а полоса между ними, включавшая все побережье Персидского залива объявлялась нейтральной зоной. Стороны устанавливали совместный контроль над источниками доходов Ирана и брали обязательства пресекать могущие возникнуть там беспорядки. Это соглашение было чрезвычайно выгодно России, которая, взамен отказа от претензий, которые все равно не планировала и не могла бы осуществить, получала значительные преимущества.

Еще весной 1907 г. было подписано соглашение между Японией и Францией, а летом — между Японией и Россией, разрешавшее последние спорные вопросы, оставшиеся после войны. Этими соглашениями Япония притягивалась к русско-французскому союзу и одновременно подводилась черта под русско-японским соперничеством в Азии. В секретной части русско-японского соглашения определялись сферы влияния на Дальнем Востоке: к японской относились Корея и Южная Маньчжурия, к российской — Северная Маньчжурия и Внешняя Монголия. Последующие русско-японские соглашения 1910 и 1912 гг. предоставили России и Японии еще более широкие права в зонах влияния. Япония в 1910 г. аннексировала Корею, а Россия в 1912 г. добилась от Китая провозглашения автономии Внешней Монголии под протекторатом России. В 1913 г. Япония предложила России заключить и военно-политический союз, но тогда Россия сочла его преждевременным, и он оформился позже — уже в ходе Первой мировой войны.

Отношения с Германией в виду этих перемен охладились, и когда 21 июля 1907 г. на рейде Свинемюнде состоялось еще одно свидание германского и русского императоров, оно не принесло никаких результатов. Вскоре отношения испортились еще больше в ходе «боснийского кризиса». Австро-Венгрия, воспользовавшись начавшейся в Турции революцией, решила аннексировать Боснию и Герцеговину, которые оккупировала с 1878 г. по решению Берлинского конгресса. Россия соглашалась на это при условии, что Австро-Венгрия на специально созванной международной конференции поддержит требование России об открытии для нее черноморских проливов и закрытии их для всех других держав, а также согласится на предоставлении Болгарии полной независимости. Однако из-за незаинтересованности Англии, Франции и Германии такая конференция созвана не была, а Боснию и Герцеговину Австро-Венгрия в сентябре 1908 г., тем не менее, аннексировала. Протест России, Турции и Сербии никем не был поддержан, а Германия в 1909 г. потребовала от России признать аннексию и отказаться от созыва конференции. России пришлось уступить, тем более, что П.А. Столыпин, только что приступивший к далеко идущим реформам, решительно воспротивился развязыванию войны, к которой Россия была и не готова. 22–23 октября 1910 г. при свидании русского и германского императоров в Потсдаме они договорились, что Германия не будет поощрять австрийскую экспансию на Балканах, а Россия — поддерживать антигерманские движения Англии.

К весне 1912 г. образовался Балканский союз из Болгарии, Греции, Сербии и Черногории, который его участниками мыслился как оборонительный от Австро-Венгрии и наступательный против Турции. Союзники, использовав как повод резню турками македонцев, начали войну и быстро разгромили турецкие войска, очистив от турок почти все их владения в Европе, включая Адрианополь. Это вновь обострило ситуацию и создало угрозу европейской войны. Австрия резко ставила вопрос о недопущении Сербии к Адриатическому морю. Вместе с Италией она способствовала созданию нового государства — Албании — из территорий, предназначенных Сербии и Греции. Австрия также начала производить частичные мобилизации и подвигать войска к русской границе. Россия в ответ задержала демобилизацию очередного возраста. Однако по настоянию Англии и Франции Россия пошла на уступки по вопросу о сербском порте на Адриатике, тем более, что сама не хотела войны. В 1913 г., болгарский царь, недовольный разделом приобретенных территорий, напал на своих союзников, но был разбит; против Болгарии выступили также Румыния и Турция, отвоевавшая Адрианополь.

В мае 1913 г. при последнем личном свидании с Вильгельмом Николай II пытался договориться об улучшении отношений, изъявив готовность отказаться от проливов, если Германия удержит Австро-Венгрию от политики захватов на Балканах. Но эта встреча не имела последствий. Политика как Германии, так и России, не смотря на постоянные изъявления дружественных чувств друг к другу и отсутствие серьезных противоречий непосредственно между ними, продолжала в главном оставаться в русле тех начал, которые были заложены после Берлинского конгресса образованием в 1879 г. Тройственного союза, и обусловленного им сближением России с Францией. Для Германии все это время интересы Австрии всякий раз оказывались дороже, чем интересы сближения с Россией, ни разу не обнаружила она стремления поступиться поддержкой Австрии в пользу России. У Австро-Венгрии же с Россией сохранялись непреодолимые противоречия. Поэтому конфликт между ними (а с этим и общеевропейский) был предрешен и являлся только вопросом времени.

Это время наступило, когда 15 июня 1914 г. в Сараеве членом сербской националистической организации Г. Принципом был убит наследник австрийского престола эрцгерцог Франц-Фердинанд. Австрийские военные круги требовали немедленно объявить войну Сербии; 10 июля Сербии был предъявлен ультиматум, содержавший ряд требований, неприемлемых для суверенного государства, в том числе введение на территорию Сербии австрийских войск и расследование убийства на сербской территории австрийскими следователями. Николай II, не желавший войны и к ней еще не готовый (военная программа России должна была завершиться к 1917 г., тогда как Германия и Австрия завершили свои), потребовал от Австрии продлить срок ультиматума, а Сербии рекомендовал принять его условия, кроме ввода австрийских войск. Одновременно он просил Вильгельма II удержать Австрию от войны, но тот, к тому времени пришедший к убеждению, что война между сложившимися блоками все равно неизбежна, а для Германии тем выгоднее, чем раньше начнется, отказался это сделать. 15 июля Австро-Венгрия объявила Сербии войну, подвергнув пограничный Белград артиллерийскому обстрелу.

Николай II до последнего стремился оттянуть войну, рассматривая в течение двух дней вопрос о возможности частичной мобилизации, но она технически затруднила бы проведение всеобщей, если б оказалась недостаточной для давления на Австрию, и 18 июля 1914 г. был подписан указ о всеобщей мобилизации. При этом Николай II тут же дал телеграмму Вильгельму с заверением, что не предпримет никаких действий, пока будут происходить переговоры по сербскому вопросу. Но в ответ на это Германия потребовала к 12 часам следующего дня приостановить мобилизацию, а когда Россия отказалась удовлетворить это требование, невыполнимое как по военно-стратегическим условиям, так и по соображениям государственного достоинства, Германия 19 июля 1914 г. объявила войну России. 21 июля Германия объявила войну также Франции, а когда германские войска на следующий день перешли границу Бельгии, Англия объявила войну Германии. Италия, воспользовавшись тем, что войну первой объявила Германия, уклонилась от исполнения обязательств по Тройственному союзу. 24 июля войну России объявила Австрия. 11 августа войну Германии объявила Япония.

Принципиальных изменений (кроме введения в 1906 г. высших представительных органов) государственный аппарат империи до самого конца ее существования не претерпел. Но по мере развития страны в функции ряда органов вносились изменения, часть ведомств подверглась преобразованиям. В соответствии с утвержденными 23 апреля 1906 г. «Основными государственными законами» создавались высшие законодательные представительные органы: Государственная дума и Государственный совет.

Государственная дума избиралась на 5 лет по трем куриям: землевладельческой (ценз от 100 до 650 десятин или недвижимость не менее 15 тыс.руб.), городской и крестьянской (без ценза, по схеме: сельский сход — волостной сход — уездный съезд). Уездные съезды курий избирали выборщиков, которые на губернском избирательном собрании избирали из своей среды (по каждой курии) положенное для каждой губернии число членов Думы (крупные города — на равном губернскому городском собрании). По закону 1907 г. городская курия делилась на две (по различию ценза). В Думе имелись общее собрание, канцелярия, отделы и комиссии. Председателями ее были С.А. Муромцев (1-я), Ф.А. Головин (2-я), Н.А. Хомяков до марта 1910, А.И. Гучков до марта 1911, М.В. Родзянко (3-я), М.В. Родзянко (4-я).

Государственный совет в 1906 г. был реформирован и также стал законодательным органом. Половина его членов назначалась императором, а половина стала выборной от земств, губернских дворянских собраний и общественных организаций. Состав его обновлялся в течение 9 лет по третям каждые 3 года. В состав Государственного совета входили общее присутствие, 2 департамента, 2 присутствия и Государственная канцелярия. Председателями его были граф Д.М. Сольский, Э.В. Фриш (1906–1907), М.Г. Акимов (1907–1914).

В 1905 г. возобновил свою деятельность (переставший созываться с 1882 г.) Совет министров (на началах 1861 г.), его делопроизводство велось постоянной Канцелярией Совета министров. Комитет министров 23 апреля 1906 г. был упразднен, и его функции переданы Совету министров (а частично — департаментам Государственного совета). Председателями его были граф Д.М. Сольский (до октября 1905 г.), граф С.Ю. Витте (до апреля 1906 г.), И.Л. Горемыкин (до июля 1906 г.), П.А. Столыпин (до сентября 1911 г.), В.Н. Коковцов (до января 1914 г.), И.Л. Горемыкин (до января 1916 г.).

Для решения крупных общегосударственных специальных задач по-прежнему создавались высшие комитеты. В 1903–1905 гг. для наблюдения за ситуацией на Дальнем Востоке существовал Особый комитет Дальнего Востока, делами постройки Сибирской железной дороги в 1892–1905 гг. ведал Комитет Сибирской железной дороги. В 1905–909 гг. в целях координации деятельности военного и морского ведомств с другими органами функционировал Совет государственной обороны.

При Александре III преобразованию подверглась Собственная Его Императорского Величества канцелярия. В 1882 г. ее функции были резко сокращены, и это название было фактически перенесено на ее Первое отделение с сохранением за ним значения личной канцелярии императора. В 1894 г. при Канцелярии был учрежден Комитет о службе чинов гражданского ведомства (ведавший определением на службу, увольнением, награждением и чинопроизводством чиновников до 5-го класса) и Инспекторский отдел. Второе отделение было упразднено, а кодификация законов была в 1882–1894 гг. сосредоточена в Кодификационном отделе Государственного совета (с 1894 г. этим занималась отделение Свода законов Государственной канцелярии). Третье отделение еще в августе 1880 г. было закрыто с передачей его функций в Министерство внутренних дел. Четвертое отделение тогда же было преобразовано в самостоятельное учреждение — Собственную Его Императорского Величества канцелярию по учреждениям Императрицы Марии. Комиссия прошений в 1895 г. была преобразована в Канцелярию по принятию прошений, на Высочайшее имя приносимых.

В составе Сената в 1884 г. вместо 2-го апелляционного был создан департамент, рассматривавший жалобы на губернские по крестьянским делам присутствия, а также по другим крестьянским вопросам. В 1898 г. 4-й и 5-й апелляционные и Межевой департаменты были объединены в Судебный департамент. В 1885 г. в составе Сената был учрежден Высший дисциплинарный суд для рассмотрения проступков судей.

Состав центральных учреждений остался в основном прежним, хотя их внутренняя структура отчасти изменялась в соответствии с потребностями времени. В Министерство внутренних дел, где в 1883 г. был создан Департамент полиции (на базе образованного там после упразднения 3-го отделения Собственной ЕИВ канцелярии Департамента государственной полиции, Департамента полиции исполнительной и Судебного отдела) был передан и Отдельный корпус жандармов (местными органами его были губернские жандармские управления). Министр внутренних дел был одновременно и шефом жандармом, а командиром Отдельного корпуса жандармов был товарищ министра, который одновременно был и начальником Департамента полиции (в составе городских полицейских управлений с 1880 г. имелись охранные отделения).

В составе Министерства финансов в 1882 г. был создан Крестьянский поземельный банк, а в 1885 г. — Дворянский земельный банк. В 1894 г. Министерство государственных имуществ было преобразовано в Министерство земледелия и государственных имуществ, а в 1905 г. — в Главное управление землеустройства и земледелия. Из МВД туда было передано Переселенческое управление, занимавшееся крестьянской колонизацией окраин во исполнение аграрной реформы П.А. Столыпина. В 1915 г. это Главное управление было преобразовано в Министерство земледелия. В 1905 г. было образовано новое министерство — Министерство торговли и промышленности, ведавшее управлением казенной промышленностью и попечительством над частной; штат его был невелик, туда из Министерства финансов были переданы отделы промышленности и торговли, тарифные учреждения и фабричная инспекция, из Министерства земледелия и государственных имуществ — Горный департамент, а также выделенное из Министерства финансов 1903 г. Главное управление торгового мореплавания и портов. В 1881 г. было восстановлено в качестве самостоятельного ведомства (как в 1856–1874 гг.) Главное управление государственного коннозаводства.

В административно-территориальном отношении Россия сохраняла прежнюю структуру до самого конца существования империи. К началу XX в. имелось 78 губерний, 18 областей и 4 градоначальства (Московское, Петербургское, Одесское и Бакинское). При Александре III были произведены изменения в системе местного управления. В 1889 г. была введена должность участкового земского начальника (они назначались из местных дворян), а вместо уездного по крестьянским делам присутствия — уездный съезд земских начальников. Земские начальники контролировали деятельность органов волостного самоуправления. В 1890 г. было принято новое положение о земских учреждениях, согласно которому 1-й из трех съездов, формировавших земские учреждения, теперь именовался съездом дворян-землевладельцев (землевладельцы-недворяне были причислены к другим съездам) и ценз для его участников был понижен до 125 десятин, для избирателей 2-го (городского) съезда ценз был повышен с 6 тыс. до 15 тыс. руб. оборота, а 3-й съезд упразднялся, а его гласные в уездное земское собрания стали назначаться губернатором из списка кандидатов, составленного на волостных сходах (в 1906 г. съезд был восстановлен). Городовое положение 1892 г. заменило для избирателей налоговый ценз имущественным: для городов с населением свыше 100 тысяч ценз (оценка недвижимого имущества) составил 3 тыс. руб., для губернских городов — 1–1,5 тыс. (в зависимости от размера города), а для уездных городов — 300 руб.; к цензовому элементу относились также все владельцы торгово-промышленных заведений, имеющие гильдейское свидетельства. В связи с этими реформами на уровне губерний в 1889 г. губернское по крестьянским делам присутствие было преобразовано в губернское присутствие, а в 1892 г. губернские присутствия по земским и по городским делам слиты в одно — губернское по земским и городским делам присутствие. В 1903 г. при становых приставах и полицейских урядниках была учреждена уездная полицейская стража. Цензурные комитеты в 1906 г. были преобразованы в Комитеты по делам печати (цензоры стали именоваться инспекторами печати).

По линии Министерства юстиции в 1889 г. мировые судьи (кроме столиц и Одессы) были заменены городскими судьями (для сельской местности — уездными членами окружного суда), но в 1912 г. институт мировых судей был восстановлен с выборами их уездными земскими собраниями и городскими думами.

По линии Министерства финансов в 1885 г. появились губернские и уездные (во главе с податным инспектором) податные присутствия, а также губернские и уездные (во главе с исправником) по питейным делам присутствия. В 1882 г. была создана система фабричной инспекции. При Департаменте торговли и мануфактур появилась должность главного фабричного инспектора, которому подчинялись окружные инспекторы — по нескольку в каждом округе (округ охватывал территорию нескольких губерний), а с 1886 г. действовали губернские по фабричным делам присутствия. С 1899 г. их функции выполнял окружной фабричный инспектор, которому подчинялись старшие фабричные инспекторы, а им — участковые фабричные инспекторы (старшие и участковые инспекторы были учреждены еще в 1894 г.).

В Прибалтийских губерниях в 1888 г. взамен старой сословной была введена общегосударственная система полицейских органов, а в 1889 г. были упразднены и сословные суды, вместо которых введены окружные суды (без присяжных), мировые съезды и назначаемые мировые судьи. Западно-Сибирское генерал-губернаторство в 1882 г. было упразднено (губернии его получили общее устройство), а Восточно-Сибирское в 1887 г. переименовано в Иркутское (Енисейская и Иркутская губернии, Забайкальская и Якутская области), из которого в 1894 г. выделилось Приамурское генерал-губернаторство (Амурская, Приморская, Камчатская и Сахалинская области). После 1904 г. везде в Сибири округа были заменены уездами. В 1882 г. было создано Степное генерал-губернаторство в составе Акмолинской, Семипалатинской и Семиреченской областей, а Туркестанское генерал-губернаторство включало Сыр-Дарьинскую, Ферганскую и Самаркандскую области, а с 1899 г. — также Семиреченскую и Закаспийскую. На Кавказе после упразднения в 1883 г. наместничества главой гражданской администрации был главноначальствующий гражданской частью на Кавказе. Но в 1905 г. наместничество было восстановлено (им. стал граф И.И. Воронцов-Дашков). В его состав входили Бакинская, Елисаветпольская, Тифлисская, Кутаисская, Эриванская и Черноморская губернии, Кубанская, Терская, Дагестанская, Карская и Батумская области, а также Закатальский и Сухумский округа. В Варшавское генерал-губернаторство входили 9 губерний бывшего Царства Польского, в Финляндское — 8 губерний Великого княжества Финляндского, в Киевское — Волынская, Киевская и Подольская губернии, в Московское — одна Московская губерния. Остальные 49 губерний и 3 области (Войска Донского, Уральская и Тургайская) не входили в состав генерал-губернаторств.

Вооруженные силы России в 80-х годах лишь немного превышали довоенный (войны 1877–1878 гг.) уровень, составляя примерно 850–880 тыс. человек. Обозначившееся в начале 90-х годов противостояние Тройственному союзу и русско-французское соглашение 1891 г. вызвали заметный рост численности армии. Русская армия все это время оставалась самой большой в Европе (и мире), насчитывая по штатам мирного времени в 1892 г. 946 тыс., а в военное — 2729 тыс. человек, тогда как Франция — 552 и 2605, Германия — 521 и 2370, Австро-Венгрия — 317 и 1159, Италия — 249 и 1164, Англия — 382 и 900 соответственно. На протяжении 90-х годов ее численность ежегодно росла и составляла от 960 до 1060 тыс. человек. К 1897 г., когда численность русской армии достигла 1 млн., во Франции она составляла 593, Германии — 585, Австро-Венгрии — 360, Италии — 211 и Англии — 223 тыс. При этом 40 лет численность вооруженных сил России увеличилась только на 20,2% (тогда как Австро-Венгрии — на 89,5%, Германии — на 53,9%, Франции — на 46,7%). К 1904 г. армия насчитывала 1094 тыс.чел., к 1912 г. — 1385 тыс., а по принятой в 1913 г. программе к 1917 г. предполагалось иметь еще на 480 тыс. чел. больше.

В 1881 г. срок службы (после сокращения в 1878 г. до 5, а в 1880 г. до 4 лет) был установлен в пехоте снова 6 лет, в специальных войсках — 7, но в 1888 г. он был снова сокращен на 1 год взамен увеличения на 3 года состояния в запасе. С 1906 г. срок службы был сокращен до 3 лет в пехоте и 4 в специальных войсках, а запас разделен на 2 разряда. В 80–90-х годах ежегодно призывалось от 210 до 280 тыс. человек, в начале XX в. — 300–320, а с 1908 г. — 450 тыс.

Армейская пехота в основном сохраняла прежнюю организацию, но преобразованию подверглись стрелковые и резервные части. В 1887 г. 20 стрелковых батальонов были развернуты в 2-батальонные полки. К 1898 г. 28 из имевшихся резервных пехотных батальонов (а также 4 новых) были преобразованы в 2-батальонные полки (с тем, чтобы в военное время иметь в них 4 батальона). Эти полки были сведены в 8 резервных бригад по 4 полка. Остальные резервные батальоны оставлены в 5-ротном составе (в военное время они должны были развернуться в 2 4-батальонных полка); они к 1893 г. образовали 12 4-батальонных бригад, а к 1896 г. — 15 резервных дивизий. Если в 1881 г. было 192 пехотных полка, 9 стрелковых бригад и 34 линейных батальона, то во второй половине 90-х — 193, 14 и 37 соответственно (восстановлены были и упраздненные в 1887 г. финские стрелковые батальоны, их стало 8). Численность пехоты составляла в 80-х годах 600–620, в 90-х — 630–740 тыс. чел. В 1898 г. к имевшимся на 1880 г. 19 корпусам были добавлены 20–22-й из преобразованных из резервных бригад 42–45-й пехотных дивизий и 3 финляндских стрелковых бригад. Теперь всего имелось 1138 батальонов против 1034 в 1881 г. В 1900–1903 гг. было образовано 5 Туркестанских стрелковых бригад и 4–7-я Сибирские бригады. В 1910 г. вся пехота получила единообразную организацию (резервная и крепостная пехота была упразднена и преобразована в обычные пехотные полки, а Сибирские стрелковые полки переведены в 4-батальонный состав), и сформированы новые 23–25-й армейские, 3-й Кавказский и 5-й Сибирский корпуса.

Все кавалерийские полки в 1883 г. были переведены с 4-эскадронного на 6-эскадронный состав. К 1895 г. имелось 22 кавалерийских дивизии (91 полк), 2 казачьих бригады, а также 16 отдельных полков, 11 сотен и 4 дивизиона, кроме того — 8 бригад кавалерийского запаса. Численность конницы в 80–90-х годах составляла 70–80 тыс. чел. Артиллерия сохранила прежнюю организацию, с 1888 г. была увеличена численность резервной артиллерии и стали создаваться мортирные полки. Пешие артбригады (всего 51) имели в 1881 г. 298 батарей, к 1891 г. — 305, а к 1895 г. — 317. Кроме того, к 1895 г. имелись: 1 отдельный полк (4 батареи), 5 мортирных полков (16 батарей), 1 горный полк (3 батареи), 28 конных, 2 конно-горных и 20 казачьих батарей и 6 резервных артбригад (38 батарей) — всего 428 батарей против 383 в 1881 г. Численность личного состава составляла в 80-х годах 110–115, а в 90-х — 120–150 тыс. чел.

В инженерных войсках прошли многочисленные изменения, в результате которых к 1895 г. они включали 25,5 саперных батальонов (7 бригад) плюс 12 отдельных саперных батальонов и рот, 8 понтонных батальонов, 6 железнодорожных батальонов, 6 полевых инженерных парков, 2 осадных парка, 9 крепостных минных рот, 2 речные минные роты 6 крепостных военных телеграфа и 4 воздухоплавательных парка. Численность их личного состава в 80–90-х годах — от 23 до 35 тыс. чел. В крепостных войсках к 1895 г. имелось 53 артиллерийских батальона и 10 рот, 2 пехотных полка и 29 батальонов, 3 осадных крепостных батальона и 5 вылазочных батарей. Численность местных войск сильно сократилась (с 136 401 чел. в 1880 г. до 55 271 в 1890 г.), и к 1900 г. их оставалось 23 тыс. чел. Имелось также 6,5 дисциплинарных батальона, 26 рабочих и 26 нестроевых складских команд, а также полевые жандармские команды; численность этих частей сократилась с 1881 по 1895 гг. с 93 195 до 20 325 чел. Численность казачьих формирований к 1895 г. по сравнению с 1881 г. мало изменилась, составив 51,5 полка и 8,5 батальона (всего 310 конных и 51 пешая сотен и 156 орудий).

По-новому был решен вопрос об ополчении. В 70-х годах оно состояло из отдельных дружин и конных сотен, придаваемых регулярным частям. По положению 1891 г. оно получило бригадную и дивизионную организацию и было включено в общую военную систему, а в число ратников 1-го разряда зачислялись лица, отбывшие срок действительной службы и запаса. В военное время предполагалось иметь 320 пеших дружин (20 дивизий), 40 батарей (20 артполков), 80 конных сотен (20 полков), 20 крепостных артиллерийских и 20 крепостных саперных рот (по 5 дружин) — всего 400 тыс. чел. С 1900 г. должно было формироваться такое же количество частей из ополчения 2-й очереди.

К началу 1898 г. по числу основных боевых кораблей Россия занимала третье место в Европе (Англия имела их 355, Франция — 204, Россия — 107, Германия — 77). Количество спущенных и строящихся кораблей основных классов к 1897 г. составило 107: броненосцев — 19, броненосцев береговой обороны — 16, крейсеров 1-го ранга — 7, крейсеров 2-го ранга — 58 (у Англии — 360, Франции — 204, Германии — 107, Италии — 70, Австро-Венгрии — 47). Миноносцев к 1896 г. Россия имела 141 (Франция 200, Германия 182, Англия 197, Италия 107 Австро-Венгрия 62). В строевом отношении суда Балтийского флота образовывали 2 дивизии по 3 эскадры по 2 экипажа, Черноморский флот — 1 дивизию (3 эскадры, 8 экипажей). Лишившись после русско-японской войны большей части флота, Россия приняла в 1908 г. большую кораблестроительную программу, которая к 1914 г. выполнена еще не была. Заложенные в 1909 г. русские дредноуты (7) превосходили по своим данным аналогичные суда иностранных флотов, но спущены были только осенью 1914 г. Не достроены были и заложенные в 1912 г. 4 самых мощных в мире линейных крейсера. Из новейших кораблей к лету 1914 г. имелись только 2 дредноута, 1 линейный крейсер, 16 крейсеров (еще 4 в постройке), 38 эсминцев (45 в постройке), 14 подводных лодок (13 в постройке). Всего Россия имела 23 подводных лодки (Англия 76, Франция 38, Германия 28). Численность личного состава флота составила к 1914 г. 59,5 тыс. чел.

Структура Военного министерства включала Военный совет (при нем состояли Координационный, Военно-ученый и Военно-санитарный комитеты и Комиссия по устройству казарм), Главный штаб (управления 1-го и 2-го генерал-квартирмейстеров, дежурного генерала, военных сообщений, военно-топографическое, комитеты Мобилизационный, Хозяйственный и по передвижению войск и редакции «Военного Сборника» и «Русского инвалида»), Главный суд и ряд Главных управлений: артиллерийское, инженерное, интендантское, военно-учебных заведений, военно-медицинское, военно-судное, иррегулярных войск, а также управления генерал-инспекторов стрелковых частей и кавалерии, Александровский комитет о раненых и Духовное управление; при министре состояли также Главные распорядительные комиссии — по перевооружению войск и по оборонительным сооружениям. Некоторые изменения произошли в окружном делении: в 1881 г. был упразднен Оренбургский военный округ, а в 1888 г. — Харьковский, Западно-Сибирский с 1882 г. стал именоваться Омским, а Восточно-Сибирский в 1884 г. разделен на два: Иркутский и Приамурский. К 1914 г. имелось 12 военных округов: Петербургский, Виленский, Варшавский, Киевский, Одесский, Московский, Казанский, Кавказский, Туркестанский, Омский, Иркутский и Приамурский.

Численность офицерского корпуса на протяжении 80-х годов составляла 30–33 тыс. человек, в 90-х годах — 34–39 тысяч. К 1 января 1908 г. в русской армии служило 44 800 офицеров (1300 генералов, 7811 штаб-офицеров и 35 689 обер-офицеров). На каждого офицера приходилось в среднем 24 солдата (во Франции это соотношение составляло 1:19, в Германии — 1:21). Накануне войны 1914 г. на службе находилось примерно 46 тыс. офицеров и еще 2,5 тыс. во флоте.

Юнкерские училища к 80-м гг. XIX в. в основном удовлетворили потребность армии в офицерских кадрах. Теперь ставилась задача дать образование возможно большему числу офицеров на уровне военных училищ. В 1886 г. были закрыты Рижское и Варшавское училища, а при некоторых юнкерских училищах открыты отделения с военно-училищным курсом (для выпускников гражданских средних учебных заведений); остальные с 1903 г. перешли на 3-летний срок обучения, а некоторые — преобразованы в военные училища. Так в 1902 г. возникли Московское (Алексеевское) и Киевское пехотные и Елисаветградское кавалерийское военные училища. В 1911 г. все остальные юнкерские преобразованы в военные училища, и Россия таким образом стала обладательницей 17 общевойсковых военных училищ: Пажеский корпус (Финляндский в 1902 г. закрыт), Павловское, Александровское, Алексеевское, Киевское, Владимирское, Казанское, Виленское, Одесское, Чугуевское, Тифлисское и Иркутское пехотные, Николаевское, Елисаветградское и Тверское кавалерийские и Новочеркасское и Оренбургское казачьи. Штат пехотных училищ составлял 300 юнкеров, кавалерийских — 250. В начале XX в. их выпуск колебался от 807 до 2831 офицера и за 1900–1914 гг. составил 21 071. Кроме того, в 1914 г. были открыты Николаевское (2-е Киевское) и Ташкентское пехотные училища.

Военные гимназии 22 июня 1882 г. были переименованы в кадетские корпуса и назывались так до конца их существования. В 1883 г. появился Донской кадетский корпус на 420 воспитанников, в 1887 г. — 2-й Оренбургский (на 300), а в 1888 г. открылись две трехклассные приготовительные школы: Иркутская (на 35 человек) и Хабаровская (на 50), учащиеся которых переводились в Сибирский кадетский корпус. В 1899 г. были образованы 1899 г. — Суворовский (в Варшаве) и Одесский корпуса, в 1900 г. — Сумской и Хабаровский, в 1902 г. — Владикавказский, в 1904 — Ташкентский, в 1913 — Иркутский. Военные прогимназии в 1882 г. были закрыты, а две из них — Ярославская и Вольская преобразованы в военные школы. Ярославская школа преобразована в кадетский корпус в 1896 г., а Вольская — в 1914 г. К 1914 г. имелось 29 корпусов с общим штатом в 11 618 кадет: 1-й, 2-й, Николаевский (бывший приготовительный пансион Николаевского кавалерийского училища), Александровский (им. Александра II) — все 4 в Петербурге, 1-й, 2-й и 3-й Московские, Орловский Бахтина, Михайловский Воронежский, Нижегородский Аракчеева, Петровский Полтавский, Полоцкий, Псковский, Владимирский Киевский, Симбирский, Донской, Одесский, 1-й Оренбургский Неплюевский, 2-й Оренбургский, Омский, Ярославский, Сумской, Суворовский Варшавский, Хабаровский Муравьева, Ташкентский наследника цесаревича, Владикавказский, Иркутский, Вольский и Тифлисский, а также общие классы Пажеского корпуса. В целом в кадетских корпусах обучалось более 10 тыс. человек. В общей сложности кадетские корпуса в 1881–1900 гг. выпустили 26 634 человека, в 1901–1916 гг. — 19 956 (а всего за время существования этого вида военно-учебных заведений — 64 462).

Специальных училищ к 1916 г. имелось 7. В 1894 г. 2-е Константиновское военное училище преобразовано в артиллерийское с той же организацией, что и Михайловское (в начале XX в. штат каждого из них составлял 420 чел.). После начала мировой войны открыты Сергиевское (в Одессе) и Николаевское (в Киеве) артиллерийские училища, первое из которых сделало первый выпуск в 1915 г., а второе — в 1916 г. Михайловское училище выпустило за 1881–1900 гг. 2819 чел. Николаевское инженерное училище за то же время — 1387, а в 1901–1914 гг. — 1360. В 1915 г. было открыто также Киевское Алексеевское инженерное училище. Военно-топографическое училище в 1886 г. перешло на 2-летний курс обучения (в общей сложности оно выпустило более 1 тыс. офицеров). Несколько тысяч человек выпустили в 1901–1914 гг. военные академии (1076 — Генерального штаба, 550 артиллерийская, 484 инженерная, 416 юридическая). С 1899 г. существовал Военно-интендантский курс при академии Генерального штаба, который в 1911 г. был преобразован в академию (в 1900–1914 ее окончило около 560 чел.). В 1883 г. был открыт Курс восточных языков (при академии Генерального штаба).

В 1882 г. на базе учебных частей были образованы офицерские школы по родам оружия, которые готовили к должности командиров батальонов, эскадронов и батарей. Это были Офицерская стрелковая школа (в Ораниенбауме), Офицерская кавалерийская школа, Офицерская артиллерийская школа (в Царском Селе), а позже — ряд специальных офицерских школ: Офицерская электротехническая школа (в 1894 г.), Офицерская автомобильная школа (в 1915 г.), Офицерская железнодорожная школа (с конца 90-х гг. до 1908 г.), Главная гимнастическо-фехтовальная школа и Офицерские авиационные школы — Гатчинская, Севастопольская (с 1911 г.), Киевская и Бакинская.

Морских офицеров по-прежнему готовил Морской корпус (в XIX — XX вв. он выпустил более 9,1 тыс. офицеров). В 1915 г. он был переименован в Морское училище с выделением общих классов в Морской кадетский корпус в Севастополе; в 1913 г. открыты Отдельные гардемаринские классы в Петербурге, в которых к 1916 г. состояло 265 гардемаринов. Техническое училище морского ведомства в 1897 г. преобразовано в Морское инженерное училище с двумя отделениями — механическим и кораблестроительным (с 1890 по 1900 г. оно выпустило 181 чел, а затем выпускало по 30–40 чел. в год). Морская академия в 1906–1914 гг. выпустила более 300 чел. Флот имел также ряд офицерских классов и школ: Военно-морское гимнастическое заведение, Минный офицерский класс, Водолазный класс, Класс подводного плавания, Морской артиллерийский класс, Штурманские классы, Офицерская школа морской авиации.

В 1886 г. вышло положение о прапорщиках запаса, конституировавшее этот особый офицерский чин. Право на него имели лица с высшим и средним образованием, выдержавшие экзамен. В течение 12 лет они были обязаны пребывать в запасе и за это время дважды отбыть сборы продолжительностью до 6 месяцев. К концу 1894 г. насчитывалось 2960 прапорщиков запаса. В 1891 г. принято положение о зауряд-прапорщиках. Так именовались на действительной службе способные нижние чины из унтер-офицеров и вольноопределяющихся с высшим и средним образованием, а также фельдфебели и старшие унтер-офицеры, замещавшие вакантные офицерские должности.

Во время Первой мировой войны для ускоренной подготовки офицеров были созданы школы прапорщиков 3–4 месячного курса (всего 49: 1–5-я Киевские, 1–7-я Московские; 1–4-я Петергофские, 1–2-я Ораниенбаумские, 1–4-я Петроградские (временные), 1–2-я Одесские, 1–2-я Омские, 1–3-я Иркутские, 1–2-я Казанские, 1–4-я Тифлисские, 1–2-я Житомирские, Душетская, Горийская, Телавская, Чистопольская, Саратовская, Оренбургская, Ташкентская, Гатчинская, Псковская, Екатеринодарская казачья, Школа прапорщиков инженерных войск, Военно-топографическая), а также Школа прапорщиков флота.

Накануне Первой мировой войны русская армия мирного времени состояла из 37 корпусов и имела в пехоте 13 гвардейских (3 дивизии), 16 гренадерских (4 дивизии), 208 пехотных (52 дивизии), 6 Заамурских пограничных (3 бригады) и 44 Сибирских стрелковых (11 дивизий) полков по 4 батальона каждый, а также 4 гвардейских (1 бригада), 20 армейских (5 бригад), 16 Финляндских (4 бригады), 8 Кавказских (2 бригады) и 22 Туркестанских (6 бригад) стрелковых полков по 2 батальона и 6 пластунских батальонов — всего 1294 батальона пехоты.

Кавалерия была сведена в дивизии: 3 гвардейских (и 1 бригаду), 16 армейских (и 3 бригады), 6 казачьих (и 4 бригады) а также отдельные полки и насчитывала 129 полков: 13 гвардейских, 21 драгунский, 17 уланских и 18 гусарских, 52 казачьих (17 Донских, 11 Кубанских, 4 Терских, Астраханский, 3 Уральских, 6 Оренбургских, 3 Сибирских, 4 Забайкальских, Семиреченский, Амурский и Уссурийский), 6 Заамурских пограничных и 2 туземных (Дагестанский и Крымский), а также 4 отдельных дивизионов, 14 сотен и 2 команды — всего 772 эскадрона и сотни. Имелось также 6 полевых жандармских эскадронов, 8 запасных кавалерийских полков и дивизион и 31 отряд пограничной стражи.

Артиллерия была сведена в 70 артиллерийских бригад (по числу пехотных дивизий), 18 дивизионов (по числу стрелковых бригад), 35 мортирных дивизионов (при корпусах), 7 тяжелых дивизионов, л.-гв. Конной артиллерии и 12 конно-артиллерийских дивизионов (при кавалерийских дивизиях) и 1 запасный, 2 конно-горных и 9 казачьих дивизионов, Оренбургскую казачью артбригаду и 9 отдельных батарей — всего 652 батареи и 4868 орудий.

Инженерные войска включали 39 саперных батальонов (при корпусах), 9 понтонных батальонов, 3 железнодорожных бригады, полк и 6 отдельных железнодорожных батальонов, 7 искровых рот, 3 авиационные роты, 2 воздухоплавательных батальона и 9 отдельных воздухоплавательных рот.

При мобилизации было выставлено 1830 тыс. штыков (1816 батальонов), 109 тыс. сабель (1110 эскадронов), 7976 орудий. Русский корпус имел по штатам военного времени 64 пулемета и 108 орудий (французский — 30 и 120, германский — 48 и 160), пехотная дивизия — 32 пулемета и 48 орудий (французская — 24 и 36, германская — 24 и 72). Тогда как Германия и Франция завершили свои военные программы, Россия должна была завершить новую программу (принятую в 1913 г.) к 1917 г. (по ней корпус имел 156, а дивизия — 54 орудия, а всего предполагалось иметь 8538 орудий). Россия имела 263 самолета (Англия 258, Германия 232, Франция 156, Австро-Венгрия 65), 14 дирижаблей (Германия 15, Франция 5). Лучше всех Россия была обеспечена средствами связи: русский корпус имел 16 телеграфных станций, 40 телефонных аппаратов, 106 км. телеграфного и 110 км. телефонного кабеля (германский — 12 аппаратов, 77 км. полевого кабеля и 80 км. тонкой проволоки). Русская армия получала по мобилизации 4037 автомобилей, германская 4 тыс., французская 9,5 тыс., английская 1354).

Во время войны с учетом формирований 2-й и 3-й очереди было всего выставлено 273 пехотные дивизии, в том числе 4 гвардейских, 6 гренадерских, 194 пехотных, 6 пограничных, морская, 2 особых, 8 стрелковых, 6 Финляндских, 7 Кавказских, 22 Сибирские, 10 Туркестанских, 2 Латышских стрелковых. Было вновь сформировано 19 стрелковых полков при кавалерийских дивизиях, 42 пластунских казачьих батальона, 133 конных полка: 31 Прибалтийских, 31 конных пограничных, 5 кавказских туземных, полк Офицерской кавалерийской школы и 87 казачьих (37 Донских, 26 Кубанских, 8 Терских, 2 Астраханских, 6 Уральских, 12 Оренбургских, 2 Семиреченских, 6 Сибирских, 5 Забайкальских и Амурский), а также 170 отдельных сотен.

Мировая война радикальным образом изменила и численность офицерского корпуса. В июле в офицеры было произведено еще около 5 тыс. чел. — обычный летний выпуск училищ 1914 г. и прапорщики запаса этого года, которых из-за надвигающейся войны не уволили в запас, а оставили в армии. После мобилизации, за счет поступивших из запаса и отставки, офицерский корпус увеличился до 80 тысяч (прапорщиков запаса в предвоенное десятилетие производилось в среднем примерно по 2 тыс. в год). После начала войны военные училища (по сокращенному сроку 3–4 мес.) выпустили около 92 тыс. чел., школы прапорщиков — примерно 140 тыс., помимо военно-учебных заведений (из вольноопределяющихся и солдат за боевые заслуги) было произведено не менее 25 тыс., из иных источников 2 тыс., примерно на 5 тыс. выросло число морских офицеров — то есть всего было произведено не менее 260 тыс. человек.

Военная промышленность в этот период по-прежнему полностью удовлетворяла потребности вооруженных сил. Перевооружение войск казнозарядным оружием было закончено к 1884 г. Но в апреле 1891 г. на вооружение армии была принята новая трехлинейная винтовка Мосина, которая по своим качествам превосходила любые зарубежные образцы того времени. Это потребовало полного переоборудования всех оружейных заводов. Всего этих винтовок к 1903 г. в России было изготовлено 2 964 484 и во Франции (в 1893–1895 гг.) — 503 589. С 1904 г. на Тульском заводе было налажено производство пулеметов Максима. Патронные заводы (Петербургский, Луганский и Тульский) давали в конце 90-х годов 250–270 млн. патронов. В 80-х годах происходило перевооружение артиллерии стальными орудиями (на 1881 г. из 3988 орудий стальных было 2056). К концу XIX в. в полевой артиллерии было оставлено только два типа орудий: 3-дюймовая пушка и 6-дюймовая гаубица. Четыре орудийных завода: Путиловский, Обуховский и Пермский с заводом-смежником только за 1900–1903 гг. изготовили 2650 новейших орудий; они же производили морские орудия. Производством снарядов к началу XX в. занимались казенные горные заводы (Златоустинский, Кусинский, Саткинский, Каменский, Баранчихинсий, Верхнетуринский, Воткинский на Урале, а также Олонецкие), почти все пушечные и ряд частных предприятий (Сормовский завод Бенардаки, Нобеля и др.). Производство гильз было сосредоточено на построенном в 1895 г. Петербургском гильзовом заводе и на Ижевском заводе. Военные корабли строились Новым адмиралтейством и Балтийским заводом в Петербурге, а также на Николаевском и Севастопольском судостроительных заводах. В царствование Александра III было спущено на воду 114 военных судов, в том числе 17 броненосцев и 10 броненосный крейсеров. Абсолютное большинство судов строилось в России (за границей в 1898–1902 гг. было заказано только менее 10 кораблей основных классов). В 1913 г. на Русско-Балтийском заводе был построен первый в мире тяжелый многомоторный самолет «Русский витязь», а в 1914 г. — «Илья Муромец». Раньше, чем где-либо, появились в России в 1912–1913 гг. и гидросамолеты.

Возможности военной промышленности базировались на том весьма высоком общеэкономическом уровне, который был достигнут за период царствования двух последних императоров. В этот период русская промышленность развивалась самыми высокими в мире темпами. За последние 40 лет XIX в. объем промышленной продукции вырос в 7 раз, тогда как в Германии в 5, в Англии в 2, во Франции в 2,5 раза. Только в период царствования Александра III в 1881–1893 гг. выплавка чугуна выросла с 27,3 до 70,8 млн. пудов — на 160%, стали — с 18,7 до 59,3 — 59,3%, добыча угля — с 200,9 до 460,2 — 129%, нефти с 21,4 до 337 — 1475%. За период же 1860–1895 гг. выплавка чугуна выросла в 4,5 раза добыча угля в 30 раз, нефти в 700 раз. В 1895 г. было произведено 338 млн. пудов нефти: по этому показателю Россия вышла на 1 место в мире.

Ведущая роль в металлургической промышленности перешла от Урала к Югу, удельный вес которого в выплавке чугуна давал теперь 53% вместо 27%. Основными центрами транспортного машиностроения стали Сормово (Нижний Новгород), Коломна, сельскохозяйственного машиностроения — Харьков, Одесса, Бердянск. Численность речных пароходов с 400 в 1860 г. возросла в 90-е годы до более 1500, морских пароходов — с 50 до 520. Протяженность железнодорожной сети, составлявшая на 1881 г. 21 226 верст (без Финляндии), к 1894 увеличилась на 60% и достигла 33 869. При этом правительство с 1881 г. не только стало активнее само строить железные дороги, но и выкупило у частных лиц значительное количество уже построенных. Средний показатель сбора хлебов 1881–1887 гг. составлял 263 млн. четвертей, а в 1894 г. — более 332. Внешнеторговый оборот вырос с 430 до 1300 млн. руб. (75–80% внешней торговли приходилось на Европу, причем 25% на Англию и 21% на Германию). Причем все это время сохранялся активный торговый баланс — экспорт превышал импорт на 20%.

В 90-х годах экономика продолжала расти. В 1893 г. начался новый промышленный подъем и к 1899 г. тяжелая промышленность выросла в 2 раза, легкая — в 1,6 раза. По добыче нефти Россия сохраняла 1 место в мире, по выплавке чугуна вышла на 3. В 1897 г. было завершено строительство самого протяженного в мире нефтепровода длиной 835 км. За 1890–1897 гг. стоимость продукции обработки волокнистых веществ выросла с 519 365 до 946 296 тыс. руб., в горной и горнозаводской — с 202 894 до 393 749, в металлургии и машиностроении — с 127 920 до 310 626. В конце 90-х среднегодовой прирост в ведущих отраслях составлял 12% и более. Вложения иностранного капитала с 1890 по 1900 гг. увеличились с 200 до 900 млн.руб. (за 1893–1903 гг. иностранные инвестиции составили 3 млрд. руб.). Быстро развивалось и отечественное предпринимательство. Первая акционерная компания в России появилась еще в 1799 г. и к 1866 гг. их было учреждено 251). На 1889 насчитывалось уже 504 акционерных компании, на 1893 г. — 522, в последующие годы их ежегодно создавалось до ста и более и к 1903 г. стало 1292.

Исключительно прочным было финансовое положение России. В 1896 г. в России была введена золотая валюта, а кредитные билеты были полностью обеспечены золотым содержанием. Устойчивость денежного обращения была такова, что даже в самые напряженные годы — Русско-японской войны и последовавших революционных потрясений размен кредитных билетов на золото никогда не прекращался, и курс рубля практически не колебался. В России добывалось немало собственного золота. Объем его добычи в 90-е годы составлял 14–18% от мирового. По добыче золота Россия находилась на 4 месте в мире (после США, Австралии и Африки), произведя его в 1897 г. 43 436 кг. Ее золотой запас к тому времени составлял 1315 млн. руб. К концу XIX в. в России существовало 4 основных налога: поземельный, с недвижимости, с денежных капиталов, торговый и промысловый. В 1904 г. был введен подоходный налог, взимавшийся с лиц, имевших более доходы более 1 тыс. руб. в год. Налоги в доходной части бюджета составляли в начале XX в. 7–8%.

В самом начале XX в. темпы экономического роста несколько снизились (в 1900–1908 гг. выпуск промышленной продукции вырос на 37%, в том числе стали — на 24%), но вскоре после преодоления последствий войны и беспорядков 1905–1907 гг. начался новый мощный подъем. Этот рывок дал экономике России очень много, достигнутые за пять предвоенных лет результаты позволили принять в 1913 г. грандиозную программу перевооружения армии и флота. Она должна была завершиться в 1917 г., но начало Первой мировой войны не дало возможности ее осуществить (само развязывание этой войны не в последнюю очередь было вызвано тем, чтобы не дать России это сделать).

В период 1909–1913 гг. темпы роста были выше, чем в США, Германии, Англии и Франции, составляя в среднем 9% в год, в том числе по средствам производства 13%, по товарам широкого потребления 6%. К этому времени строились в основном крупные предприятия. В 1887 г. в России было 30 888 промышленных предприятий, и в среднем на один завод приходилось 43 рабочих, к 1908 г. число предприятий выросло до 39 494 со средним количеством рабочих 69. Но на тех 8606 предприятиях, которые были созданы за этот период, было занято в среднем 157 рабочих.

Среднегодовая добыча угля в 1909–1912 гг. превысила соответствующий показатель за 1898–1908 гг. на 79,3%, выплавка чугуна — на 53%, стали — на 53%. В 1913 г. по сравнению с 1909 г. добыча угля выросла в 1,5 раза, выплавка чугуна — на 64%, стали — на 82%. Всего же за 20 лет до начала Первой мировой войны выплавка чугуна в 2,5 раза, стали в 2,2 раза, добыча угля в 3 раза, нефти — на 65%, меди — в 3,8 раз, марганца — в 3,6 раза, продукция машиностроения — в 4,1 раза. По общему объему промышленной продукции Россия вышла на 5 место в мире, удельный вес ее в мировой промышленной продукции составлял 7%. Три четверти промышленной продукции производилось в Московском и Петербургском промышленных районах, Прибалтике, Польше, Урале и Южном Донбассе. Железнодорожная сеть увеличилась без Польши и Финляндии до 71 тыс. км. Русские паровозы, созданные в это время, превосходили иностранные образцы. Речной флот насчитывал 30 тыс. судов, в т.ч. 5,5 тыс. пароходов. Длина железнодорожной сети к 1914 г. достигла 79 тыс. верст, из которых на долю государственных дорог приходилось 70,1% (железнодорожное строительство продолжалось и в годы войны, и к 1917 г. в эксплуатации находилось 81 116 км. и в постройке 15 тыс. км.). Количество судов торгового флота в 1901–1913 гг. выросло с 3038 до 3645, общее водоизмещение увеличилось на 25,8%, грузооборот морского судоходства — на 64,3%. Внутриторговый оборот достиг 18 млрд. руб., экспорт — 1,5, импорт 1,1 млрд. руб. Во внешнеторговом обороте 30% приходилось на Германию и 20 на Англию.

Заметные успехи были достигнуты после реформы 1906 г. в сельском хозяйстве. С начала XX в. до 1913 г. посевные площади выросли на более чем 15%, урожайность — на 10%, сборы зерновых увеличились с 3,5 до 5 млрд. пудов, те на 40% (в т.ч. 4,4 млрд. на крестьянских и 0,6 на помещичьих полях). Производство хлеба на душу населения увеличилось с 450 до 550 кг. Доход от зерновых вырос на 86%, от животноводства — на 108%. В 1913 г. основных видов зерна было собрано больше, чем в США, Канаде и Аргентине вместе взятых. При росте населения с 1900 по 1912 гг. на 26,6% прирост среднегодового производства основных продуктов питания в 1908–1912 гг. по сравнению с 1898–1902 гг. составил по пшенице 37,%, по ячменю — 62,2%, по картофелю 31,6%, по сахарной свёкле — 42,0%, по кукурузе — 44,8%. Это давало большой избыток продуктов питания, который, обеспечив полное продуктовое изобилие на внутреннем рынке, шёл на экспорт, обусловив огромное превышение экспорта продовольствия над его импортом. Уже в 1898–1902 гг. экспорт продовольствия превышал импорт почти в 4 раза (одно только превышение почти в 3 раза превосходило объем всего импорта), а в 1908–1912 гг. разница между экспортом и импортом превосходила объем всего импорта более, чем в 3 раза. Довольно быстро было налажено выращивание хлопка в Туркестане. Если в 1903 г. Россия обеспечивала себя хлопком только на 31,7%, то уже к 1909 г. — более, чем наполовину, а к началу Первой мировой войны полностью удовлетворяла свои потребности: с 1894 по 1914 гг. площадь посевов хлопка увеличилась в 3,5 раза, а сбор — почти в 4 раза. К 1914 г. на Россию приходилось также около 80% мирового производства льна.

Во внешней торговле Россия весь этот период имела положительное сальдо, ее экспорт значительно превышал импорт. В 1898–1902 гг. российский экспорт (739,6 млн. руб.) превышал импорт на 112,2 млн. руб., в 1908–1912 гг. экспорт (составивший 1378,7 млн. руб.) превысил импорт на 358,8 млн. руб.

За время от начала XX в. до Первой мировой войны благосостояние населения заметно выросло, в том числе повысился жизненный уровень рабочих: рабочий день сократился с 11–12 до 9,5–10 часов. Средняя зарплата в обрабатывающей промышленности в 1904–1913 гг. выросла с 205 до 264 руб. в год — на треть, а в столичной металлообрабатывающей промышленности превысила 500 руб. при прожиточном минимуме семьи в столице 300–360 руб. в месяц. Налоговое бремя (и по прямым, и по косвенным налогам) в расчете на 1 жителя были в России перед Первой мировой войной в несколько раз ниже, чем в других европейских странах. Выражением роста благосостояния стало увеличение вкладов населения. В России имелось большое число организаций мелкого кредита: к 1913 г. насчитывалось 7974 кредитных ассоциаций, 4809 учреждений крестьянского кредитования, 3019 ссудно-учетных обществ и 104 земские кассы. Особенно быстро росли вклады населения в государственных сберегательных кассах; здесь они за 20 лет (с 1894 по 1914 гг. выросли с 330,3 млн. руб. до 2236 млн. руб. В мелких кредитных учреждениях сумма вкладов и капиталов увеличилась за это время с 70 до 620 млн. рублей, а к началу 1917 г. составила 1,2 млрд. руб. На 1912 г. из суммы вкладов в сберегательных кассах 430,3 млн. руб. принадлежало сельскому населению, 320,7 млн. — фабричным рабочим и прислуге, 139,8 млн. — торговцам, 495,1 млн. — частным служащим, чиновникам и духовенству и 117,1 млн. — лицам свободных профессий. Только за 4 года вклады в сберегательные кассы выросли почти на треть (30,8%). Причем наиболее быстрыми темпами росли вклады рабочих: их вклады выросли на 38,9%, тогда как сельского населения — на 32,8%, лиц свободных профессий — на 31,3%, чиновников и духовенства на 26,8% и торговцев на 22%. По уровню жизни и развитию Россия к 1914 г. отставала только от 4 стран мира и была на одном уровне с Японией (а частично и превосходила ее).

Финансовое положение России перед Первой мировой войной было довольно устойчивым; в 1908–1912 гг. она имела бездефицитный бюджет (причем последние три года — со значительным профицитом в 400 и более млн. руб.). Правительство ни разу не воспользовалось имевшимся правом выпускать не обеспеченные золотым запасом кредитные билеты (до 300 млн. руб.), более того, имевшееся золотое обеспечение заметно превышало сумму находящихся в обращении бумажных денег (к началу войны 1914 г. на 1633 млн. руб. кредитных билетов приходилось 1745 млн. золотого запаса).

——— • ———

назад  вверх  дальше
Оглавление
Книги


swolkov.org & swolkov.narod.ru © С.В. Волков
Охраняется законами РФ об авторских и смежных правах
Создание и дизайн swolkov.org & swolkov.narod.ru © Вадим Рогге