Rambler's Top100
———————— • ————————

Книги

————— • —————

Российская империя
Краткая история

——— • ———

Глава 2
Россия при Петре Великом

——— • ———

Перед новым царем, оказавшимся во главе большого, но оторванного от морей и фактически изолированного от Европы государства встали грандиозные внешнеполитические задачи, которые Петр вполне осознавал, но для решения которых у него имелись только те средства и ресурсы, которыми страна располагала и до его правления. Из двух направлений — северного (балтийского) и южного (черноморского) первоочередной выбор царя пал на последнее. Господствующая на Балтике Швеция была к тому времени первоклассным европейским государством, со времени Тридцатилетней войны 1618–1648 гг. вошедшим в число великих держав и практически превратившим Балтийское море в свое внутреннее озеро. Она к тому же, хотя и имела противников в Европе, но обладала поддержкой первых морских держав того времени Англия и Голландии. Начинать борьбу за выход к морям с войны с ней казалось бесперспективным.

Напротив, на Юге Османская империя по-прежнему находилась в состоянии войны с антитурецкой лигой, причем была заметно ослаблена в предыдущей борьбе с австро-польскими силами. В составе Турции находились православные народы, представители которых начинали смотреть на единоверную Россию как на возможную избавительницу от османского ига (церковные иерархи в это время вели активные переговоры с московской патриархией и светскими властями). Наконец, Россия продолжала оставаться членом «Священной лиги», и после крымских походов по-прежнему находилась в состоянии войны с Турцией. Поэтому выбор в 1694 г. был сделан, и азовские походы стали прямым продолжением этой войны.

Непосредственной целью похода был избран Азов, запирающий выход в Азовское море. Для похода были собраны очень значительные силы. К самому Азову было направлено более 30 тыс. человек во главе с Ф.Я. Лефортом, П. Гордоном и Ф.А. Головиным; передовые части этой армии достигли Азова в конце июня 1694 г. Одновременно еще большие по численности силы — более 100 тыс. человек (главным образом дворянская конница) во главе с Б.П. Шереметевым, подкрепленные отрядами запорожских казаков, были посланы в низовья Днепра. Сам Петр с остальными войсками двигался к Азову на судах. Осада города продолжалась почти три месяца. Несмотря на неплохую организацию похода и значительность собранных для похода сил, он провалился. Генеральный штурм 6 августа окончился неудачей. Простояв под Азовом еще около двух месяцев, Петр 27 сентября решил снять осаду.

Петр, тем не менее, не пал духом, а еще более тщательно стал готовиться к новому походу, для которого под Воронежем и в прилегающих местностях было изготовлено более полутора тысяч различных плавсредств, а более двух десятков судов, построенных в Москве, были доставлены на Дон в разобранном виде. В апреле 1696 г. начался второй азовский поход. Русские корабли, перекрыв устье Дона, оставили Азов без подвоза продовольствия. После осады и обстрелов города, не дожидаясь общего штурма крепости, турки 18 июля капитулировали. Оставленный турками Азов был заселен несколькими тысячами русских семей из близлежащих городов.

После этого первого успеха Петр предпринял путешествие в Европу в составе «Великого посольства», формально возглавляемого Ф.Я. Лефортом, Ф.А. Головиным и П.Б. Возницыным. Положение инкогнито давало Петру максимальную свободу рук и возможность посещать различные места отдельно от посольства, поскольку помимо дипломатических переговоров он преследовал цель как можно лучше ознакомиться со всеми сторонами европейской жизни и лично обучиться ряду специальностей, связанных с кораблестроением и военным делом, а также провести набор на русскую службу иностранных специалистов. Он посетил Ригу, Митаву, Либаву, Кенигсберг, Амстердам, Лондон, Вену. Основной дипломатической целью посольства было заставить Австрию и Венецию продолжить военные действия против Турции. Однако эта задача выполнена не была, поскольку Европа к этому времени стояла на пороге большой внутриевропейской войны (вошедшей в историю как «Война за испанское наследство»), и австрийский император не хотел тратить силы на борьбу с уже ослабленной и не представлявшей большой угрозы Австрии Турцией. Петру удалось только заручиться дипломатической поддержкой. За время отсутствия Петра правительством Нарышкина — Голицына летом 1698 г. был подавлен вдохновленный людьми, ориентировавшими на Софью, стрелецкий бунт.

Изменение общеевропейской ситуации предопределило поворот во внешнеполитических планах Петра. С одной стороны, было ясно, что Россия не сможет в одиночку продолжать большую войну с Турцией. С другой стороны, новая ситуация в Европе создавала более благоприятные условия для переноса усилий на Север, поскольку европейские союзники Швеции, вовлеченные в большую войну, не имели прежних возможностей ее поддерживать. Были предприняты усилия по созданию антишведского союза, для чего с конца 1698 г. начались тайные переговоры между возможными союзниками. Потенциальными союзниками России могли быть Бранденбург (Пруссия), Саксония, Польша (польским королем в это время был курфюрст саксонский Август II) и Дания. Заметную роль в переговорах сыграл лидер лифляндского рыцарства И. фон Паткуль (польские правящие круги предполагалось привлечь включением Лифляндии в состав Польши). России из состава шведских владений предполагалось отдать Карелию и Ингерманландию. Осенью 1699 г. союзные договоры с Данией и Саксонией против Швеции были, наконец, заключены.

Однако Россия не могла вступить в войну, не завершив мирные переговоры с Турцией. Дело осложнялось тем, что союзники России по «Священной лиге» на Карловицком конгрессе в октябре 1698 г. при посредничестве Англии и Голландии сумели заключить мир с Оттоманской империей, и России предстояло договариваться с турками отдельно в условиях, когда Австрия и Польша уже вышли из войны. 14 января 1699 г. П. Возницын заключил перемирие с турками ценой уступки Керчи, но с сохранением за Россией Азова и Таганрога, но оно не удовлетворило Петра, который демонстративно отправил в Константинополь посольство на военном корабле в сопровождении небольшой эскадры. После 9 месяцев переговоров мир был заключен на более выгодных России условиях. За ней оставались Азов и земли по р. Миус и на протяжении 10 часов конной езды от Азова в сторону Кубани. Нижнеднепровские городки пришлось оставить туркам с условием их демилитаризации, а русская морская торговля была ограничена Керчью. Были также отменены ежегодные выплаты России Крымскому ханству.

Как только было получено известие о заключении мира с Турцией, русские войска двинулись к шведской границе. Союзники начали военные действия еще раньше. Саксонцы в феврале 1700 г. взяли Динабург и осадили Ригу, но осада затянулась. Датчане, захватив несколько крепостей в союзной шведам Голштинии, также завязли под Теннингеном. Петр (вопреки пожеланиям союзников, весьма недовольных перспективой захвата Россией Эстляндии и Лифляндии) решил всеми силами обрушиться на Нарву.

Русские войска, собранные для этой операции, насчитывали более 40 тыс. человек; пехота была разделена на три дивизии во главе с А.М. Головиным, А.А. Вейде и князем Н.И. Репниным, дворянской конницей (11 тыс. чел.) командовал Б.П. Шереметев. Осада Нарвы началась в конце сентября 1700 г., однако шла безуспешно, низкокачественная русская артиллерия того времени не сумела пробить брешей в стенах крепости. К этому времени саксонцы отошли от Риги, а шведский король Карл XII, внезапно высадившийся у беззащитного Копенгагена, принудил Данию заключить мир, расторгнув союз с Россией и Саксонией. Карл быстро перебросил свои войска в Прибалтику и 19 ноября в условиях снежной метели шведские войска ворвались в русский лагерь; на следующий день, потеряв около 6 тыс. человек, русские войска капитулировали с условием свободного отхода.

Чтобы удержать от выхода из войны Августа II Петру по новому договору в феврале 1701 г. пришлось обещать выплатить ему значительную денежную субсидию и послать в помощь русские войска, а также отказаться от претензий на Прибалтику. Но Карл XII летом 1701 г. разбил саксонцев под Ригой и двинулся в Польшу. Оправившиеся от поражения русские войска численностью около 40 тыс. человек были сосредоточены в районе Пскова и Новгорода, еще 20 тыс. во главе с князем А.И. Репниным было послано на помощь Августу. Осенью 1701 г. русские войска Б.П. Шереметева начали активные действия в Лифляндии, нанеся шведам ряд поражений, наиболее крупным из которых было сражение при Эрестфере 29 декабря 1701 г. Летом 1702 г. в Прибалтике было одержано еще несколько побед; 11 октября Петр взял крепость Нотебург (Орешек) в устье Невы. В апреле 1703 г. была взята крепость Ниеншанц у впадения в Неву Охты, а 16 мая на отвоеванной территории был основан Петербург, тогда же была построена крепость Кронштадт. В мае — июне того же года от шведов была полностью очищена Ингрия (взяты Ям, Копорье, Мариенбург). Летом 1704 г. русские войска штурмом взяли Дерпт (13 июля) и Нарву (9 августа), после чего вся территория Лифляндия и Эстляндии оказалась в руках русских (шведы удерживали только Ригу, Пернов и Ревель). Попытки шведов напасть на Архангельск и Петербург были отбиты.

Но в Польше Август II потерпел от Карла XII сильное поражение и потерял Варшаву, где в 1704 г. прошведской конфедерацией королем Польши был избран Станислав Лещинский. Но значительная часть польских войск оставалась на стороне Августа, а Нарвский договор лета 1704 г. с Россией удержал его от сепаратного мира. Но ненадолго. В 1705 г. русские войска взяли Митаву и Гродно, но в феврале 1706 г. шведы разбили саксонцев, шедших на соединение с Августом, а в сентябре — самого Августа на территории Саксонии. После этого Август, не порывая формально с Петром, фактически вышел из союза, отрекшись от польской короны и предоставив Карлу Саксонию в качестве базы. 30 июля 1705 г. в Астрахани вспыхнул стрелецкий бунт, в ходе которого было убито несколько сот начальных людей и иностранных купцов. На подавление его Петру пришлось направить наиболее успешного своего полководца — Б.П. Шереметева, который в начале следующего года взял Астрахань и расправился с наиболее активными участниками мятежа.

К маю 1706 г. Петр сосредоточил войска под Киевом, а после ухода Карла в Саксонию русские войска вступили в Польшу и заняли ее вплоть до Вислы, поддержав прорусские силы. Теперь Россия и Швеция противостояли друг другу один на один, без союзников. Военные действия развернулись от Пскова до Украины, где Петром были созданы запасы фуража и продовольствия, устроены засеки и т.д. В начале 1708 г. Карл XII начал наступление, овладев Гродно и отбросив русские войска у Головчина. Заняв Могилев, он намеревался идти на Москву, но после ряда боев был вынужден отказаться от этого намерения, и направился на Украину, где рассчитывал на поддержку изменившего России гетмана И.С. Мазепы. Из-под Риги на соединение с Карлом шел корпус ген. Левенгаупта (16 тыс. чел.), но 28 сентября под Лесной он был полностью разгромлен русскими (это была самая крупная победа с начала войны).

В это тяжелое время положение осложнилось вспыхнувшим на Дону бунтом, который возглавил К. Булавин. К концу XVII в. там скопилось много горючего материала в лице массы новопришлых беглых людей и разбойного элемента. После укрепления России в Приазовье и строительства там городов органы сыска получили возможность действовать более эффективно, что вызвало массовое недовольство беглых. Кроме того, после мира с Турцией донская вольница оказалась лишена основного источника дохода — военной добычи. Этим и воспользовался Булавин, призвавший «прелестными письмами» под свое начало «воров и разбойников». 9 октября 1707 г. булавинцы истребили русский отряд князя Ю.В. Долгорукого, но вскоре войсковой атаман Л. Максимов нанес им поражение у Закотного. После этого центр мятежа переместился в Пристанский городок на р. Ворона, а весной 1708 г. мятеж распространился на ряд южных уездов (Воронежский, Тамбовский и др.) и Слободскую Украину. В апреле булавинцы разбили атаманское войско, взяли Черкасск, казнив Л. Максимова и провозгласили атаманом Булавина. Отдельные крупные банды булавинцев двинулись на Изюм и Саратов, а основные силы — на Азов, где потерпели поражение. Летом Булавин был убит, но восстание (в основном на Волге) продолжалось до марта 1709 г., отвлекая на себя часть русских войск.

На Украине Мазепе не удалось привлечь на свою сторону сколько-нибудь значительные силы, его поддержали только запорожцы (лишенные Петром жалованья за грабежи купцов, провоцировавшие войну с Турцией). Ставка его — Батурин была взята штурмом и сожжена, 6 ноября гетманом был избран И. Скоропадский. Карл XII с главными силами направился к Полтаве, где рассчитывал соединиться с польскими войсками Лещинского и действовавшим в Польше шведским корпусом ген. Крассова. Однако эти силы были связаны умелыми действиями русских войск в Польше под командованием ген. Гольца. В начале апреля Полтава была осаждена шведами и до подхода русской армии успешно отражала штурмы.

Русскими была предпринята умелая инженерная подготовка местности, поле боя, оснащенное земляными укреплениями было выбрано так, что шведы оказались в максимально неблагоприятных условиях. 27 июня произошло генеральное сражение, в результате которого шведская армия была полностью уничтожена. На исходе ночи шведы атаковали русские редуты, но, пробившись сквозь них с огромными потерями, потерпели поражение во встречном бою с основными силами русских войск; после атаки русской конницы на их правый фланг шведы побежали. Русской пехотой в сражении руководил Б.П. Шереметев, кавалерией — А.Д. Меншиков, артиллерией — Я. Брюс. Русским эта блестящая победа досталась ценой лишь 1,3 тыс. убитых, тогда как 9,3 тыс. шведов пали на поле боя и 19 тыс. попали в плен (в основном при преследовании — на Днепре у Переволочны). Карлу XII и Мазепе удалось бежать в Турцию.

Полтавская победа не только ознаменовала перелом в войне, но и имела огромное дипломатическое значение. Станислав Лещинский вынужден был бежать, а Август II, с которым в октябре 1709 г. был в Торуни вновь заключен договор (по которому за Россией признавалась не только Ингрия, но и Эстляндия) вновь вступил в Польшу и вновь обрел польскую корону. Возобновила союз с Россией и Дания (11 октября). Кроме того, 21 октября был заключен оборонительный договор с Пруссией, а 3 июля 1910 г. — с Ганновером. Таким образом, Северный союз был восстановлен в еще более широком составе. Даже Франция, единственная из европейских держав постоянно поддерживавшая Турцию, предложила Петру посредничество в русско-турецких переговорах. Определенно недоброжелательную позицию по отношению к России занимали только Англия и Голландия, которым не нравилось усиление России на Балтике.

Кампания 1710 г. ознаменовалась целым рядом побед русских войск. В Прибалтике были взяты еще остававшиеся у шведов Рига, Ревель и Пернов, а в Финляндии — важные крепости Выборг и Кексгольм. В результате Эстляндия, Лифляндия и Карелия были полностью очищены от шведов и оказались в русских руках. В Курляндии после брака курляндского герцога Фридриха-Вильгельма с племянницей Петра Анной Иоанновной установилось решительное преобладание России. Прибалтийское («остзейское») немецкое дворянство, ущемленное в конце XVII в. изъятиями в шведскую казну части имений, которому Петр возвратил имущество и восстановил его сословные учреждения, охотно пошло на русскую службу. В Польше успешно действовали русские войска А.Д. Меншикова. В 1712 г. русские войска приступили к действиям против шведов (корпуса ген. Крассова) в Померании, где союзники вели их уже с 1711 г. Были блокированы Штеттин и Штральзунд, затем русские войска разбили шведов при Фридрихштадте, а часть шведов капитулировала в Тонингене. Однако из-за английских интриг кампания не привела к ожидаемым успехам.

После заключения Утрехтского мира, завершившего войну «за испанское наследство», Англия предприняла даже попытку объединить против России Голландию, Австрию и Пруссию, но потерпела провал, так как Пруссия, напротив, в июне 1714 г. заключила с Россией союзный договор, взаимно гарантирующий отобранные у шведов территории. После этого Петр обратил основное внимание на финляндский театр войны, где для действий против шведов в финских шхерах был создан специальный галерный флот из 200 мелкосидящих кораблей. Русские войска взяли Гельсингфорс, а затем и Вазу, заняв, таким образом все восточное побережье Ботнического залива. 27 июля 1714 г. шведский флот был разгромлен у мыса Гангут, после чего пали Або и Умео, и вся Финляндия оказалась занятой русскими войсками. Перенеся в 1713 г. всю архангельскую торговлю в Петербург, Петр не только решил преследовавшиеся им при этом экономические задачи, но и умело вбил клин между Англией и Швецией, так как Карл XII принялся захватывать идущие в Петербург английские и голландские торговые корабли. Для их защиты Англии пришлось направить в Балтийское море военный флот. Более того, с новым английским королем Георгом I (курфюрстом Ганновера, членом Северного союза) Петр в октябре 1715 г. заключил союзный договор.

К 1716 г. русские войска стояли на большей части балтийского побережья — и в Финляндии, и в Прибалтике, и в Померании, и в Дании, а положение Швеции, против которой объединились все ее соседи (некоторое время Петр даже командовал объединенной англо-русско-голландско-датской эскадрой), было незавидным. Но ситуация вновь резко изменилась вследствие политики Англии. Георг I, который, укрепившись на английском престоле, в большей мере был английским королем, чем ганноверским курфюрстом и должен был проводить политику в национальных интересах Англии, стал настраивать против России Данию. В результате сложилась совершенно новая конфигурация европейских держав. 15 августа 1717 г. в Амстердаме был заключен договор между Россией, Францией и Пруссией, взаимно гарантировавший владения сторон. Швеции в виду этого пришлось пойти на уступки и на открывшемся в мае 1718 г. Аландском конгрессе начались переговоры, но в конце того же года Карл XII был убит при осаде крепости в Норвегии. Против России к тому времени сложился союз Англии и Австрии, к которому присоединился и Август II, а, добившись на Аландском конгрессе уступок от Швеции, Англия заключила союз и с ней.

Для Петра положение осложнялось еще и тем, что его сын и единственный наследник Алексей, который не проявлял ни способностей, ни малейшего интереса к делам отца, и окружение которого было глубоко враждебно замыслам Петра, осенью 1716 г. бежал в Австрию. Австрия в союзе с Англией неожиданно получили блестящую возможность использовать наследника против Петра, которой и воспользовались, инспирировав письменные обращения Алексея к церковным иерархам и Сенату. Австрийский двор отказал Петру в выдаче Алексея, и специально посланному в Вену П.А. Толстому лишь с большим трудом после многомесячных переговоров с самим Алексеем, действуя через его любовницу, удалось убедить его вернуться в Россию. По возвращении в начале 1718 г. было проведено следствие, в ходе которого выявилась причастность к заговору более 50 лиц, которые были арестованы и казнены. Алексея принудили к отречению в пользу малолетнего сына Петра и отдали под суд в составе 127 человек, который приговорил его к смерти, но еще до приведения приговора в исполнение Алексей умер в тюрьме.

В условиях обострения отношений с Австрией и Англией при благожелательном нейтралитете Франции и Пруссии русские войска начали кампанию 1720 г., они высаживались на западном побережье Ботнического залива, разгромив несколько шведских гарнизонов, а 27 июля 1720 шведский флот потерпел тяжелое поражение при Гренгаме, причем английский флот не рискнул вмешаться в сражение. В апреле 1721 г. при продолжающихся военных действиях начались переговоры в Ништадте. Между тем на шведскую территорию был высажен новый десант во главе с П. Ласси, прошедший по шведской территории около 300 км., что оказало заметное психологическое воздействие на шведов. Наконец 30 августа 1721 г. был заключен Ништадтский мир, положивший конец Северной войне.

Так завершилась тяжелая борьба со Швецией на Балтике, ставшая главным делом жизни Петра Великого. По условиям этого мира Швеция навсегда уступала России все земли от границы Курляндии на юге до Карелии (часть которой с Выборгом также присоединялась к русским владениям), то есть всю Лифляндию, Эстляндию с прилегающими островами Даго, Эзелем и Меном и Ингерманландию. Россия получала долгожданный выход к Балтийскому морю и становилась одной из великих европейских держав. Таким образом, на Севере поставленные Петром на рубеже XVIII столетия задачи были выполнены. Более того, с ослабленной Швецией в 1724 г. был подписан союзный договор.

К концу войны окончательно сложился круг ближайших сподвижников Петра Великого, которые играли ключевую роль в управлении страной. Помимо А.Д. Меншикова, произведенного в генерал-фельдмаршалы и пожалованного титулом светлейшего князя, в эту группу входили еще 13 высших должностных лиц, имевших звание тайного советника (Табель о рангах еще не была принята, но этот чин был высшим, ставившим его обладателей выше носителей еще окончательно не упраздненных думских чинов): Ф.М. Апраксин, Б.П. Шереметев, князь Д.М. Голицын, Г.И. Головкин, князья Я.Ф., Г.Ф и В.Л. Долгорукие, князь Б.И. Куракин, А.А. Матвеев, И.А. Мусин-Пушкин, Т.Н. Стрешнев, П.А. Толстой и П.П. Шафиров. Следующая по значению группа сановников имела традиционные высшие чины: это были бояре П.М. Апраксин, П.И. Бутурлин, князья П.И., Б.И. и А.П. Прозоровские, А.П. и П.С. Салтыковы, Ю.С. Урусов, Ф.П. Шереметев, кравчие Ф.П. Салтыков и К.А. Нарышкин, к ним примыкал московский комендант князь М.П. Гагарин. Еще 17 человек имели более низкие думские чины.

Если на Северо-Западе Россия выполнила все поставленные задачи, то на Юге дела обстояли значительно хуже. В разгар Северной войны обострились отношения с Османской империей, чему немало способствовал как находившийся там после Полтавы Карл XII, так и некоторые ведущие европейские державы, в первую очередь Англия и Австрия, которые после того, как Россия продемонстрировала свои военные возможности, опасались, что она слишком усилится не только на Балтике, но и на Черном море. Воспользовавшись отвлечением основных сил России в войне против шведов, осенью 1710 г. Турция объявила войну России, посадив российского посла П.А. Толстого в тюрьму. В самом начале 1711 г. крымские татары пытались напасть на Харьков, но были отбиты. На правобережной Украине татары, запорожцы и отряды польских войск также не добились успехов.

Турция выставила против России армию численностью около 120 тыс. человек, с учетом союзников (Крымского хана и запорожцев) можно была рассчитывать довести ее до 200 тысяч. Россия могла выставить против турок значительно меньшие силы, но Петр предполагал придать войне наступательный характер и выйти на Дунай, рассчитывая на помощь войск Августа II, а также австрийских сербов и находящихся под властью Османской империи ее православных вассалов — господаря Валахии Бранкована и господаря Молдавии Кантемира.

Начался так называемый Прутский поход. Русские войска Б.П. Шереметева (основная часть армии) двигались из-под Риги и прибыли к Днестру с опозданием. Турки к этому времени уже успели построить мосты через Дунай для переправы своей огромной армии. Валашский господарь предал Петра и не пропустил через свою территорию сербские отряды, а молдавский присоединился к русским войскам лишь с небольшим отрядом; не смог он также оказать обещанную помощь продовольствием. Помощь от Августа тоже не поступила. Сосредоточенные к концу июня 1711 г. (после тяжелого перехода по выжженной степи) в районе Ясс русские войска остались без союзников, но все же двинулись вниз по течению Прута. 8 июля в районе Станилешти они (38 тыс. человек) обнаружили себя окруженными турецкой армией, насчитывавшей 130–135 тыс. человек. На следующий день началось сражение, турки с большими потерями были отбиты. 10 июля начались переговоры, а 12-го П.П. Шафирову удалось заключить мирное соглашение (Адрианопольский мир, подтвердивший условия этого соглашения, был подписан в 1713 г.).

Условия этого мира, заключенного в столь тяжелых для русских войск и лично Петра обстоятельствах (он сам находился среди войск и не мог исключать вероятности плена или гибели), были, конечно, крайне неблагоприятными для России. Она обязалась возвратить Азов, разорить Таганрог и Каменный затон, построенные на приазовских землях, а также не вмешиваться в польские дела. Таким образом, на Юге не только не удалось выйти к Черному морю, но и были утрачены основные результаты Азовских походов.

После заключения Ништадтского мира Петр, которому Сенатом был пожалован титул Императора, вновь обращает свой взор на Юг и Восток. Превратившись в одну из великих европейских держав, Россия обретает и качественно иной круг интересов. Петр стремится проложить торговый путь в Индию, установить связи с государствами Средней Азии и Ираном. В Среднюю Азию в 1716 г. была отправлена экспедиция во главе с князем А. Бековичем-Черкасским. Располагая отрядом в 5 тыс. человек, он пытался построить две крепости на восточном побережье Каспия, но вследствие нездорового климата и потерь от болезней от этого пришлось отказаться. Весной 1717 г. в отрядом в 600 человек он направился в Хиву, но весь отряд был истреблен хивинцами. Однако попытки собрать сведения о среднеазиатском регионе были продолжены. В 1718 г. в Бухару (через Кавказ и Персию) была отправлена экспедиция Ф. Беневенни, в 1722–1724 гг. И. Унковский обследовал берега оз. Иссык-Куль и земли по р. Или.

В Сибири при Петре Великом к России были присоединены обширные территории в верховьях Иртыша, Оби и Енисея. В 1707 г. там был основан Минусинск, в 1709 г. — Бийск; после похода по Иртышу в 1715–1716 гг.отряда И.Д. Бухгольца были основаны в 1716 г. — Омск, в 1717 г. — крепость Железинская, в 1718 г. — Семипалатинск; этим было положено начало Сибирской линии — цепи постов и укреплений от Омска на Семипалатинск и далее: русская граница прошла там по правому берегу Иртыша. Много экспедиций было послано в Восточную Сибирь и на Дальний Восток. В 90-х годах XVII в. ценные сведения о Камчатке были получены от В. Атласова и М. Старицына, в 1703 г. там были основаны Большерецк, Верхне-Камчатск и Нижне-Камчатск, в 1716 г. на Камчатку отправилась первая морская экспедиция. После того, как в 1711 г. были получены сведения о близости земель (Америки) за проливом, в 1719 г. туда для проверки этих ведений была отправлена экспедиция И. Евреинова и Ф. Лужина. В 1711 г. впервые были обследованы Курильские острова и составлена карта их. В 1720–1724 гг. экспедиция Д. Мессершмидта исследовала верхнее течение Лены и Забайкалье.

На Кавказе в начале XVIII в. по Тереку еще имелись казачьи станицы, отстаивая свое существование в постоянной тяжелой борьбе. В 1707 г. они были разорены кубанским ханом Каиб-султаном, но остатки казаков удержались на Тереке. В 1711 г. казанский и астраханский губернатор П.М. Апраксин совершил поход на Кубань и совместно с калмыками в двух сражениях разбил кубанских татар, а в 1712 г. на левый берег Терека было переведено Гребенское казачье войско с Сунжи, чем было положено начало Терской кордонной линии, из которой впоследствии развернулась знаменитая Кавказская линия.

В Иран в 1717 г. был направлен послом А. Волынский, заключивший торговый договор, позволявший русским купцам свободно закупать шелк-сырец. Вскоре в Иране начались волнения, шахский престол был захвачен афганцем Мир-Махмудом, и, воспользовавшись смутой, Турция стала строить планы захвата территории Ирана, в частности Закавказья. Такое развитие событий совершенно не отвечало российским интересам, и Петр потребовал от Турции отказаться от претензий на Закавказье, населенное единоверными России грузинами и армянами. Кроме того, Петр планировал утвердиться на южном побережье Каспийского моря. Летом 1722 г. начался каспийский поход русских войск. В середине августа, разбив 16-тысячное войско горцев Ахмет-хана Каракайтагского под Утемишем, русские войска вошли в Дербент. В ноябре полковник Шипов высадившись с моря с двумя батальонами, занял Решт, в июле 1723 г. главные силы под командованием генерал-майора М.А. Матюшкина взяли Баку, а затем довольно быстро заняли все западное и южное побережье Каспия. В то же самое время турки развернули наступление с запада и заняли территорию Грузии. В этих условиях сын свергнутого иранского шаха Тахмасп, которого в России считали законным наследником престола, предпочел сделать выбор в пользу России. 12 сентября 1723 г. его посол заключил в Петербурге союзный договор, по которому русские войска должны были оказать помощь в борьбе с афганцами. Россия по этому договору приобретала иранские провинции Дагестан, Ширван, Гилян, Мазендаран и Астрабад, в том числе такие крупные города как Баку и Дербент.

Но вести крупномасштабные военные действия так далеко от основных своих территорий Россия тогда не была в состоянии. Тем более, что в непривычном для русских солдат климате русские войска несли тяжелые санитарные потери, а пополнить их из-за отдаленности было трудно. Тем более не могла она начинать новую большую войну с Турцией. Поэтому по русско-турецкому договору, заключенному в 1724 г. в Константинополе Россия была вынуждена признать включение в состав турецких владений Грузии и Армении, а в том же году по Рештскому договору с Ираном возвратила ему южное побережье Каспийского моря.

Тем не менее, эти события показывают, насколько далеко простирались замыслы новой России по обретению оптимального для себя геополитического положения на всех направлениях. В правление Петра Великого Россия обрела совершенно новый для нее международный статус, став второй в Европе империей (до этого времени только австрийский император (как император продолжавшей формально существовать, хотя давно распавшейся на абсолютно независимые государства Священной Римской империи) носил этот титул. Европейские страны были вынуждены признать созданную политикой Петра новую международную реальность. На севере Европы Россия была абсолютным хозяином положения. Французский посол Кампредон отмечал, что Петр «один из всех северных государей в состоянии заставить уважать свой флаг», ибо «при малейшей демонстрации его флота, при первом движении его войск ни шведская, ни датская, ни прусская, ни польская корона не осмелятся сделать враждебного ему движения, ни шевельнуть с места свои войска». Военно-политические успехи были дополнены Петром установлением брачных связей с небольшими государствами Северной Германии, которые должны были стать опорными точками русского влияния в Европе. Руководствуясь этими соображениями, одну из своих племянниц — Анну он выдал за Курляндского герцога, ее сестру Екатерину — за герцога Мекленбургского, свою старшую дочь Анну — за герцога Голштинского.

Территориальные приобретения Петра Великого количественно не столь уж и велики, но исключительно важны в стратегическом и политическом плане. Никогда раньше русские войска не доходили на Западе дальше Белоруссии, теперь же они воевали не только на всей территории Польши, но и Германии, Дании, Швеции. На Юге они доходили до Дуная, на Юго-Востоке — до Ирана. Характерно, что практически всегда в ходе этих войн русские войска — удачно или неудачно — сражались на территории противника. Россия впервые перешла в масштабное наступление на Западе, готовясь к выполнению своей основной исторической задачи — воссоединению древних русских территорий. Естественность этой задачи была вполне очевидна людям конца XVII в., даже не принадлежавшим к верхам московской власти. Как писал правобережный гетман И. Самойлович в 1685 г.: «А так как вся тамошняя сторона Днепра, Подолия, Волынь, Подгорье, Подляшье и вся Красная Русь всегда к монархии Русской с начала бытия здешних народов принадлежали, то безгрешно бы было свое искони вечное, хотя бы и потихоньку, отыскивать, усматривая способное время». Первая четверть XVIII в. и стала временем, когда эта задача начала, наконец, воплощаться в жизнь.

Система государственного управления. Одной из самых первых реформ стала реформа городского управления. По мысли Петра намечалось вывести города (то есть посадское население, с целью более эффективного его налогообложения) из воеводского подчинения и перевести в непосредственное подчинение царя, введя одновременно городское самоуправление. 30 октября 1699 г. был издан указ о выборах бурмистров, которые должны были составлять ратуши (бурмистерские палаты). Этим органам передавались полномочия по управлению городом и сбору налогов. В Москве учреждалась Главная бурмистерская палата или Ратуша (ведавшая кадрами бурмистров всех городов), члены которой имели право непосредственного доклада царю. К 1708 г. Ратуша собирала до половины всех поступавших в казну доходов. Но эта система просуществовала недолго.

Что касается системы центрального аппарата, то он еще почти два десятилетия после начала петровских преобразований в основном сохранялся в прежнем виде приказной системы. Вообще, вопреки распространенным представлением, Петру при всем размахе его реформаторской деятельности, не было свойственно резко ломать существовавшие структуры. Он шел, главным образом, по пути создания новых органов, которым передавались функции старых, а старые постепенно отмирали. Это касается и высшего органа — Боярской думы, которая официально не упразднялась, а думные чины учитывались в боярских списках вплоть до 1712 г. Но заседания ее прекратились предположительно в 1704 г., она практически перестала пополняться новыми людьми (в 1702–1712 гг. в бояре было пожаловано всего 3, в окольничие 4, в думные дворяне 2 чел.) и вымерла естественным путем. В 1699 г. при Думе была учреждена Ближняя канцелярия, занимавшаяся финансовым контролем. С 1704 г. она стала местом совещания начальников приказов. Эти собрания с 1708 г. стали именоваться Консилией министров, которая до учреждения Сената в отсутствие царя управляла государством. При царе с 1704 г. имелся Кабинет — его личная канцелярия во главе с кабинет-секретарем А.В. Макаровым (просуществовала до 1727 г.).

Система приказов не оставалась неизменной, видоизменяясь в связи с потребностями реформ: некоторые приказы объединялись, появлялись новые приказы, а также и канцелярии (Главная ближняя, мундирная, банная). Большинство изменений были связаны с созданием новой армии. Из Рейтарского и Иноземского приказов был образован Приказ военных дел, появились отдельные Морской, Артиллерийский, Провиантский приказы. Вместо упраздненного Стрелецкого появился Приказ земских дел. Приказы Великой России, Малороссийский и Смоленского княжества влились в Посольский приказ, Конюшенный, Дворцовый судный и Каменных дел — в Приказ Большого дворца.

В итоге преобразований аппарат управления был кардинально изменен. Высшим органом вместо Думы стал Правительствующий Сенат. Этот орган был учрежден 22 февраля 1711 г. При отправлении в Прутский поход Петр возложил на этот коллегиальный орган из 9 человек управление страной на время его отсутствия. Первыми членами Сената были В.Г. Апухтин, князь Г.И. Волконский, князь П.А. Голицын, князь М.В. Долгорукий, Н.П. Мельницкий, И.А. Мусин-Пушкин, Г.А. Племянников, М.В. Самарин и Т.Н. Стрешнев. В ведении Сената находилось и общее управление, и вопросы правосудия, и финансовые вопросы, и торговля, и промышленность. Сенаторы обладали равными правами при голосовании. Для связи с губерниями учреждались должности губернских комиссаров. При Сенате состоял также обер-фискал, возглавлявший институт фискалов — должностных лиц, тайно расследовавших неправомерные действия должностных лиц. Их деятельность стимулировалась тем, что они получали вместо жалованья определенную часть имущества, конфискованную у виновных лиц. Фискалы имелись в каждом городе (1–2 человека) и в губерниях (по 4 человека), 4 фискала (2 от дворянства, 2 от купечества) состояли при обер-фискале. Донесения фискалов направлялись в Расправную палату, откуда передавались в Сенат. С оформление системы коллегий, членами Сената стали также и все президенты коллегий.

В 1722 г. была создана должность генерал-прокурора, непосредственно подчиненного императору и поставленного во главе Сената. Первым генерал-прокурором стал П.И. Ягужинский. Прокурорская система была распространена на все учреждения — как центральные, так и губернские. Основная функция ее состояла в осуществлении общего надзора за правосудием и правопорядком. В подчинение генерал-прокурору перешел и корпус фискалов. Генерал-прокурор занял, таким образом, важнейшее место в системе государственной власти, он имел право опротестовывать и приостанавливать решения Сената. При Сената были также учреждены должности герольдмейстера (в ведении которого находилась служба дворян, их учет и образование) и генерал-рекетмейстера (принимавшего жалобы и докладывавшего их Сенату).

Особое положение занимал Синод, новый орган, созданный для руководства церковью. После смерти последнего патриарха Адриана выборы нового патриарха не проводились, а в 1721 г. вместо этого был учрежден Синод. Президентом его был сделан Стефан Яворский, занимавший до того пост патриаршего местоблюстителя, а вице-президентом — псковский архиепископ Феофан Прокопович. Он же стал автором Духовного регламента — свода установлений, отныне определявшего все стороны жизни церкви. Эти меры были призваны раз навсегда исключить претензии церковного руководства на политическую роль в государстве, как это имело место при патриархе Никоне. Коллегиальное руководство церковью и запрет вмешательства ее во все мирские дела вполне обеспечивали решение этой задачи. Более того, члены Синода, как и все другие должностные лица, приносили присягу царю, а в случаях, когда дело касалось преступлений против государства, священникам было предписано нарушение тайны исповеди.

Приказная система была заменена органами отраслевого управления — коллегиями. Первые коллегии начали деятельность еще в 1715 г., но окончательно система коллегий была установлена в 1718 г. Для них в Петербурге было построено специальное здание. Всего коллегий было 11: Иностранная, Военная, Адмиралтейская, Берг-колегия, Мануфактур-коллегия, Коммерц-коллегия, Камер-коллегия, Штатс-контор-коллегия, Ревизион-коллегия. Юстиц-коллегия и Вотчинная коллегия. Создание системы коллегий ознаменовало собой сложение в России регулярного государственного аппарата с тщательно разработанным регламентом. Был принят Генеральный регламент, регулирующий деятельность всей системы, и регламенты каждой из коллегий. В этих документах были подробно изложены структура, функции, процедуры и правила ведения делопроизводства коллегий. Решения в коллегии принимались коллегиально (почему она и получила свое название), характер их деятельности, исключавший использование служебного положения в личных целях, разительно отличался от прежних приказов. Некоторые дела остались в ведении более мелких, чем коллегии, учреждений (Оружейная палата, Ямской и Дворцовый приказы, Соляная контора, Медицинская канцелярия). Органом политического сыска при Петре был Преображенский приказ (первоначально бывший дворцовым учреждением и ведавший «потешными» полками), в дополнение к которому в 1718 г. была создана Тайная канцелярия. Еще одним органом центрального управления стал учрежденный в 1720 г. Главный магистрат, а в городах образованы городские магистраты.

В 1708–1710 гг. была проведена губернская реформа, заложившая основу нового административно-территориального деления страны. Вся страна была разделена на 8 губерний: Петербургская, Архангелогородская, Смоленская, Московская, Казанская, Киевская, Азовская и Сибирская. В 1713–1714 гг. к ним добавились Нижегородская, Астраханская и Рижская (вместо Смоленской) губернии. Глава губернии (губернатор или генерал-губернатор) осуществлял как военные, так и гражданские функции на территории вверенной ему губернии. При нем состояли вице-губернатор (первый помощник), обер-комендант (отвечавший за военные дела), обер-комиссар и обер-провиантмейстер (ведавшие соответственно денежными и зерновыми сборами) и ландрихтер (ведавший юстицией).

Низшей территориальной единицей традиционно были уезды во главе с воеводой, а с 1710 г. — комендантом (именовавшиеся с 1715 г. также «долей»). С 1715 г. их возглавлял ландрат, избиравшийся местным дворянством, но представлявший собой обычного чиновника, включенного в общую иерархию провинциальных должностей.

Губернии были слишком велики по территории, и губернские канцелярии не справлялись с управлениями многочисленными нижестоящими единицами, поэтому в мае 1719 г. губернии были разделены на провинции, которых в общей сложности насчитывалось 50. Они возглавлялись комендантом, которые при себе имели камерира (ответственного за сбор налогов) и рентмейстера (ведавшего местным казначейством). В каждой провинции располагался полк солдат, на содержание которого шли налоги с одного из уездов. Губернии сохранились, но их главы имели реальную власть только в одноименной с губернским городом провинции. В провинциях имелись специализированные учреждения — конторы и канцелярии (ведавшие рекрутскими наборами, розыском, корабельными лесами, и др.). Провинции в зависимости от размеров и стратегического значения возглавлялись лицами разного ранга: наиболее значимые — генерал-губернаторами и губернаторами, менее важные — воеводами. При главах провинций имелись специализированные конторы. Эти провинции во второй половине XVIII в. стали основой нового губернского деления. Дистрикты, на которые делились провинции, возглавляли земские комиссары, исполнявшие как административно-полицейские, так и налоговые функции. Им подчинялись нижние земские комиссары, уже непосредственно имевшие дело с сельскими сотскими, десятскими, старостами и другими представителями общинных структур.

До 1721 г. провинциальным воеводам подчинялись и города, однако с созданием Главного магистрата они перешли в его подчинение, и посадское население было исключено из ведения воевод. В 1723–1724 гг. появились городовые магистраты (аналог прежних бурмистерских изб) — коллегиальные учреждения, состоявшие из избираемых из «граждан первостатейных» президента, 2–4 бурмистром и 2–8 ратманов. Они ведали всеми делами города (администрация, полиция, финансы, суд, городское хозяйство). Посадское население объединялось в гильдии и цехи.

При Петре была предпринята первая попытка создать независимую от администрации судебную систему. Но, как и система городского самоуправления, она по обстоятельствам того времени не прижилась. Высшими элементами судебной системы были Сенат и Юстиц-коллегия. В провинциях (в крупных городах), хотя и не везде, были созданы надворные апелляционные суды и провинциальные коллегиальные нижние суды. Последние разбирали все гражданские и уголовные дела всех сельских обывателей (за исключением монастырских крестьян) и той части городских обывателей, которая организационно не входила в посад. Там, где не было коллегиальных нижних судов, существовали нижние суды, представленные городовым или земским судьей, который разбирал дело единолично. Однако вскоре воеводы получили право контроля над провинциальными судами, а в 1722 г. нижние суды были упразднены, а в провинциях, где не было надворных судов, были учреждены провинциальные суды во главе с воеводой.

Важнейшим мероприятием стала разработка Петром «Табели о рангах». Принятием в 1722 г. этого документа, содержащего номенклатуру гражданских, военных и придворных чинов и декларирующего связанные с ними права их обладателей, было положено начало совершенно новым основам государственной службы империи. В течение двух столетий принципы, заложенные в «Табели», оставались основополагающими для всей системы российской государственности и радикально изменили не только порядок государственной службы, но и социальную структуру страны, впервые создав регулярные каналы социальной мобильности.

 

Вооруженные силы. Реформаторская деятельность Петра Великого была непосредственно связана с необходимостью решения поставленных внешнеполитических задач. Она была прямым продолжением его юношеских увлечений и началась со строительства новых армии и флота. Готовясь к новым походам против Турции, Петр сразу после Азовских походов развернул строительство флота в районе Воронежа, которое предполагалось завершить за 2 года. Для подготовки собственных офицерских кадров за границу еще в начале 1697 г. было послано на обучение около 150 молодых дворян, в том числе треть предполагалось обучить для службы на флоте. Для самого строительства были выписаны иностранные инженеры. Это невиданное прежде дело потребовало, естественно, и новых подходов. Постройка велась специально сформированными по указу Петра товариществами («кумпанствами»), в которые входили представители дворянства, духовенства и посадского населения. «Кумпанств» было создано более 30. Средства для строительства пришлось обеспечивать за счет чрезвычайных поборов, а рабочую силу — за счет натуральной повинности (для строительства было привлечено большое количество населения). К весне 1699 г. удалось построить более 20 кораблей, которые летом того же года, выйдя из Азова прибыли к Керчи, произведя большое впечатление на ничего не подозревавших татар и турок.

Сразу же после этого были предприняты шаги по созданию регулярной армии. В ноябре 1699 г. последовали распоряжения о привлечении на постоянную службу в армию «даточных людей». Так было положено начало рекрутской системе, обеспечивавшей в дальнейшем армию солдатским контингентом на протяжении почти двух столетий. Но рекруты не были единственным источником рядового состава. Одновременно стали формироваться полки из вольнонаемных, причем установленные им оклады вдвое превышали жалованье стрельцов. Ядром армии оставались бывшие «потешные» Преображенский, Семеновский и Лефортов полки. Новоформируемые полки имели единые штаты (1152 человека, в том числе подполковник, майор, 9 капитанов, капитан-поручик, 11 поручиков, 12 прапорщиков, обозный, писарь, 36 сержантов, 12 каптенармусов, 12 подпрапорщиков, 48 капралов и 12 ротных писарей) и были вооружены фузеями и багинетами к ним. Фузея имела дальность стрельбы 300 шагов при эффективном огне на 60 шагов. Кавалерию было решено формировать драгунского типа, набирая рядовой состав из дворян (но большинство дворян еще по-прежнему служило в составе традиционной дворянской конницы).

Накануне Северной войны войска обучались по первому русскому строевому уставу 1699 г. В дальнейшем во время войны был издан целый ряд нормативных воинских документов («Строевое положение», «Для военной битвы правила», «Учреждение к бою» и др.), а в 1716 г. был опубликован трехтомный «Устав воинский». Разрабатывались и морские уставы: в 1716 г. был издан «Артикул корабельный», в 1710 г. — «Инструкция и артикулы воинские Российскому флоту», а к 1722 г. появились основанные на опыте войны обобщающие «Устав морской» и «Регламент адмиралтейский», которые, как и «Устав воинский», заложили фундамент дальнейшего российской военной мысли.

Офицерский состав полков регулярной армии комплектовался из старых контингентов «начальных людей» Иноземского и Рейтарского приказов, старослужащих рейтар, гусар и копейщиков (эти категории кавалеристов комплектовались низшими слоями дворянства; в 1701–1702 гг. полки копейщиков, рейтар и гусар были расформированы), дворян, присылавшихся из Разрядного приказа, и солдат Преображенского и Семеновского полков. В ходе Великого посольства 1698 г. было набрано на русскую службу еще до 700 иноземцев. Некоторые иностранные офицеры, собираясь навсегда связать свою судьбу с Россией, принимали православие. Особенно большую долю составляли иностранные офицеры в пехоте. В 1701 г. в трех «генеральствах» (дивизиях), из которых состояла полевая армия, из 1137 офицеров около трети были иноземцы и «новокрещены», при этом иностранцами или «новокрещенами» были все старшие офицеры. В кавалерии (в 9 драгунских полках в 1702 г.), напротив, все офицеры, за исключением одного полковника, были русские (так как русские дворяне традиционно служили в основном в коннице). Конечно, такой большой процент иностранных офицеров в армии был крайне нежелателен, тем более что в 1700 г. под Нарвой иностранные офицеры проявили себя с самой худшей стороны, сдавшись в плен чуть ли не в полном составе во главе с главнокомандующим герцогом фон Кроа. Но их приходилось терпеть как необходимое зло, потому что русские офицеры тогда не отвечали в подавляющем большинстве самым скромным требованиям боевой подготовки. Дважды еще — в 1702 и 1704 гг. русское правительство объявляло «вызов» иностранцев на русскую службу.

Период Северной войны был в истории русской армии исключительным по роли иностранных офицеров, которая в дальнейшем никогда не была столь велика. Немало из этих офицеров навсегда остались в России, положив начало многим известным офицерским династиям. Петр I, впрочем, привлекая по необходимости большое число иностранцев, при прочих равных условиях предпочитал делать ставку на национальный офицерский состав. В 1700 г. подготовка офицеров из русских дворян приняла массовый характер; с мая этого года офицерами стали набирать московских дворян, имеющих от 40 и более дворов. По мере их прибытия проводились смотры и обучение, в результате которых до выступления войск в поход определены офицерами 940 человек. В первую очередь кандидатами в офицеры выдвигались представители московского дворянства. При формировании драгунских полков все полковники и капитаны были набраны из московских дворян, а младшие офицеры — из старослужилых рейтар и копейщиков. В первые годы Северной войны младшие офицерские должности в пехоте постепенно все больше заполнялись русскими офицерами, появились и русские командиры полков.

За годы Северной войны русская армия выросла как количественно, так и качественно. К 1700 г. помимо трех «потешных» было сформировано 2 драгунских полка и 29 пехотных. К 1708 г. число драгунских полков увеличилось до 33, а пехотных — до 52. Потерянная под Нарвой артиллерия была заменена новой, исключительно высокого качества (огнем которой в Полтавской битве и была сметена лучшая в Европе шведская пехота). В 1702–1704 гг. на реках, примыкающих к балтийскому театру военных действий развернулось строительство кораблей для Балтийского флота и было сооружено около 100 различных судов, десять лет спустя стали строиться и 50–60-пушечные корабли. К концу войны русская армия имела более 100 тыс. человек в действующей армии и 71 тыс. человек в 55 гарнизонных (в том числе 4 драгунских) полках, кроме того, имелось 125 тыс. иррегулярной конницы (донские и украинские казаки, башкиры и калмыки); русские крепости были вооружены 8100 орудий. Русский флот к этому времени насчитывал (не считая вспомогательных судов) 29 линейных кораблей и 6 фрегатов с 2128 орудиями (16 121 человек экипажа), кроме того, галерный флот имел 171 галеру и 22 870 солдат десанта. На Каспийском море к 1722 г. имелось около 300 различных (в основном мелких) судов.

Ко времени смерти Петра Великого русская армия насчитывала 73 полка пехоты и кавалерии в полевой армии (130 832 человек плюс 2620 человек в артиллерии) и 55 гарнизонных полков (72 127 человек плюс 2295 человек в артиллерии). Иррегулярных войск насчитывалось 112,7 тыс. человек (в том числе 30 тыс. калмыков). Русская артиллерия имела на вооружении трехфунтовые пушки, мортиры и гаубицы — в общей сложности более 15 тыс. орудий (в том числе 9891 пушка и 788 мортир в гарнизонах и крепостях). Это была одна из первых армий Европы, впервые в русской истории единообразно вооруженная и обмундированная (пехота была одета в зеленые, кавалерия — в синие форменные кафтаны и черные шляпы).

Большую часть рядового состава армии составляли лица, призванные по рекрутским наборам (в 1699–1725 гг. было произведено 53 набора, давших в общей сложности 284 187 человек). Отбор рекрутов производился общинным сходом, они служили, как и дворяне, пожизненно (или до утраты боеспособности). Значительную часть армии составляли дворяне; хотя в начале XVIII в. после Нарвы дворянская конница составляла только 1% всей армии, дворянство в целом — около 25%, так как помимо нескольких тысяч офицеров, из него целиком комплектовались драгунские полки, и множество дворян служили рядовыми в пехотных полках наряду с рекрутами из крестьян.

Потребности вооруженных сил в это время полностью удовлетворялись собственной военной промышленностью. Основу ее составляли два оружейных (Тульский и Сестрорецкий) и два пороховых (Петербургский и Охтенский) завода. Эти предприятия и в дальнейшем оставались головными в своей отрасли. Сырье для военных заводов поставляли металлургические производства, располагавшиеся и на Урале, и на севере, и в центральной части страны. Обмундирование также изготавливалось на российских мануфактурах.

Одним из факторов, влиявших на военно-политические возможности России было состояние образования. В условиях перманентной войны, как и в других областях жизни, первоочередное внимание реформатора было обращено на образование специальное — военное и морское. В 1697 г., отправляясь в свое первое путешествие по Европе, Петр взял с собой несколько бомбардиров Преображенского полка, которые стали преподавателями первой военной школы, учрежденной при бомбардирской роте в начале XVIII в., где обучали математике, фортификации и артиллерии. В 1701 г. в Москве образована Школа математических и навигацких наук, находившаяся до 1706 г. в ведении Оружейной палаты, а затем — Приказа морского флота и Адмиралтейской канцелярии. В школу принимали сыновей «дворянских, дьячих, подьячих, из домов боярских и других чинов» в возрасте 12 — 17 лет (позже и 20-летних), причем имевшие более 5 крестьянских дворов содержались за свой счет, а остальные получали кормовые деньги. Выпускники-дворяне назначались во флот, инженерами и в артиллерию, а лица низших сословий (которые обучались только грамоте и счету) становились писарями, архитекторскими помощниками и служащими Адмиралтейства. С учреждением в Петербурге в 1715 г. Академии морской гвардии, ставшей в дальнейшем основным поставщиков офицерских кадров для флота, школа превратилась в подготовительное для нее заведение, потеряв самостоятельное значение. В 1712 г. в Москве действовала Инженерная школа, объединенная в 1723 г. с Петербургской инженерной школой, образованной в 1719 г. В 1712 г. наряду с артиллерийской школой при бомбардирской роте учреждена еще одна — при артиллерийском полку, а в 1721 г. при Петербургском лабораторном доме создана особая школа на 30 человек для уже состоящих на службе артиллеристов. Однако вскоре после смерти Петра I созданные им артиллерийские школы перестали существовать.

 

Экономические реформы. Важное значение имела денежная реформа. Денежная система конца XVII в. была крайне примитивна. Фактически она была представлена только одной (изготавливавшейся из серебряной проволоки) монетой — копейкой, которую для использования в качестве разменной монеты приходилось разрубать на части (на половину, треть, четверть). Для обеспечения хождения мелкой монеты с марта 1700 г. были введены медные монеты: денежки, полушки и полуполушки. Тогда же стали вводиться в оборот серебряные и золотые монеты большого достоинства. В результате сложилась стройная десятеричная монетная система. Из серебра чеканились копейки, алтыны (3 коп.), пятачки (5 коп.), гривенники (10 коп.), полуполтины (25 коп.), полтины (50 коп.) и рубли. Была введена и золотая монета рублевого достоинства, которую в 1718 г. сменила монета в 2 рубля. Уже к 1702 г. денежная масса в стране увеличилась почти десятикратно, и с 1718 г. алтыны, а с 1723 г. и пятачки стали чеканить из меди.

Эта система полностью удовлетворяла потребности экономики и принесла казне огромные доходы в самый тяжелый период Северной войны (при цене пуда меди 6–8 руб. стоимость изготовленных из него монет составляла в 1711 г. 20, а в 1718 г. — 40 руб.). Доход от выпуска монет уже с началом денежной реформы составил около 27% доходов бюджета (в допетровское время — 2,6%), во многом заменив тогда доходы от прямых налогов (которые в 1701 г. составляли 20% вместо прежних 34%). Примечательно, что Петр во время Северной войны не только обходился без иностранных займов, но и оказывал союзникам денежную помощь. По инициативе А.А. Курбатова была введена в оборот гербовая бумага, цена которой зависела от суммы заключаемой сделки (составленные на обычной бумаги договоры и иные деловые акты считались недействительными), в 1704 г. были переведены в казну все постоялые дворы, а еще раньше централизован сбор торговых пошлин.

К концу царствования Петра Великого был осуществлен переход от традиционного подворного к подушному обложению. По указу 28 ноября 1718 г. была проведена перепись податного мужского населения, но при ревизии ее итогов в 1722 г. было выявлено около 2 млн. человек, не зарегистрированных переписью. По «ревизии» (как с этого времени стали официально именовать проводимые время от времени переписи населения) было выявлено 5,4 млн. душ мужского пола, которые и были обложены подушной податью. К 1724 г. подушный налог давал 54% всех доходов бюджета, косвенные налоги давали четверть дохода, соляной налог — около 8%, доход от выпуска монеты — 2,5%, пошлины — около 2%. В общей сложности доходы бюджета в постоянных ценах выросли по сравнению с 1680 г. втрое — с 24,9 до 76,7 млн. рублей.

Абсолютное большинство средств бюджета тратилась при Петре на военные нужды, так как почти все его царствовании прошло в тяжелой борьбе с Турцией и Швецией. В первом десятилетии XVIII в. расходы на армию и флот составляли от 70 до 80% расходов бюджета, к концу петровского царствования они несколько снизились, но все равно составляли почти 2/3 всех расходов — 62,8% (6,24 млн. руб.). Другой важной статьей расходов было государственное управление. Впервые при Петре появляются статьи расходов, связанные с образованием и медициной (1% — 64,7 тыс. руб.).

Преимущественно оборонную направленность имели и меры Петра в сфере развития промышленности. Поскольку промышленность в условиях военного времени нужно было создать в кратчайшие сроки, а возможностей для проявления массовой инициативы частных лиц, как и рынка труда, в стране не было, государство в лице Петра взяло эту задачу прежде всего на себя. Некоторое количество потенциальной рабочей силы имелось в лице разного рода «гулящих людей», но вскоре этот источник был исчерпан, и власть стала использовать такой метод, как приписывать к заводам государственных крестьян в счет уплаты ими налогов и несения натуральных повинностей. Одновременно власть всячески поощряла частное предпринимательство, и многие заводы частных лиц появились при ее содействии и помощи.

После создания системы коллегий функции по развитию промышленности были возложены на Мануфактур-коллегию и Берг-коллегию (горная отрасль; на нее же была возложена задача проведения геологических исследований). Государство контролировало масштабы и организацию производства и качество продукции. Оно также оказывало содействие частным предпринимателям, помогая им в обеспечении предприятий рабочей силой, подготовкой отечественных кадров специалистов, наймом иностранных специалистов. Кроме того, государство через коллегии давало предпринимателям льготные кредиты. Через коллегии же осуществлялась передача предприятий из казны в частные руки и наоборот. Поскольку частные предприниматели были заинтересованы в постоянной рабочей силе (а приписка государственных крестьян не решала всех проблем, так как они работали на заводах лишь несколько месяцев в году), то Петр в 1721 г. пошел на то, чтобы разрешить недворянам (право владения крепостными принадлежало только дворянам), которые составляли большинство предпринимателей, покупать крестьян и закреплять их за предприятиями.

Уже к 1701 г. возникли на Урале Каменский и Невьянский железоделательные заводы, в 1702 г. — Уктусский завод, в 1704 г. — Алапаевский. Строительство таких заводов велось также на Севере — в районе Устюжны, Олонца и Белозерья. В Карелии в 1703 г. были основаны Петровский и Повенецкий заводы, в 1704–1705 гг. — Кончезерский завод и Тырпицкие заводы в Белозерском уезде. В Нерчинске в 1704 г. было начата промышленным способом добыча серебра, которое сыграло важную роль в успешном продвижении монетной реформы. Не прекратилось строительство металлургических заводов и после окончания Северной войны. На Урале появились Екатеринбургские, Аннинский и Толмачевский заводы. В результате ко времени смерти Петра Великого Россия занимала третье место в Европе по производству черных металлов.

В 20-х годах в районе крупных месторождений меди на Урале государством были построены Ягушихинский, Лялинский, Полевский, Вышне- и Нижне-Пыскорские заводы. Открывались на Урале и частные медные заводы. В общей сложности в период правления Петра на Урале возникло около 30 железоделательных и медных заводов (как частных, так и казенных), в центральной России — около 40 металлургических заводов. В Петербурге, Воронеже, Москве, Архангельске и на Олонце были созданы крупные верфи. В основном на нужды армии и флота работали текстильные и полотняно-парусные мануфактуры. Текстильные мануфактуры, которых было создано до 40 (в том числе более половины в Москве), могли быть весьма крупными, имевшими десятки, и даже более 200 станков. Крупные суконные производства существовали в Москве, Казани, Путивле и Липецке. Возникло также множество небольших химических предприятий (красочных, серных, скипидарных, купоросных и др.).

В общей сложности за время петровского царствования в России появилось около 180 крупных производств, половина из которых были государственными. В результате к 1726 г. в структуре экспорта России готовые изделия составляли 52%, а сырье и материалы — менее половины (в структуре импорта готовые изделия составили 51%).

——— • ———

назад  вверх  дальше
Оглавление
Книги


swolkov.org & swolkov.narod.ru © С.В. Волков
Охраняется законами РФ об авторских и смежных правах
Создание и дизайн swolkov.org & swolkov.narod.ru © Вадим Рогге