Rambler's Top100
———————— • ————————

Документы

————— • —————

Красный террор
в годы гражданской войны

——— • ———

Приложения

1 • 2 • 3 • 4 • 5 • 6 • 7

Сводка
сведений об отношении советской власти к реэмигрантам

Реэмиграция, как таковая, началась с февраля 1921 г., когда французские власти в целях скорейшего рассредоточения русских военных контингентов (находящихся в лагерях Галлиполи, Лемноса и Кабаджи{171}) начали усиленно пропагандировать идею возвращения на родину.

Первый эшелон репатриируемых, в общем числе до 1500 человек, был отправлен из Константинополя на пароходе «Решид Паша», вышедшем из Константинополя в Новороссийск 13 февраля 1921 года. Через два месяца «Решид Паша», вторым рейсом, отвез в Одессу около 2500 человек.

Первый эшелон репатриантов был принят советской властью с мерами чрезвычайной предосторожности. На берег высаживались ежедневно только небольшими партиями, почему «Решид Паша» задержался на новороссийском рейде около месяца. Всех, высаживавшихся на берег, тщательно обыскивали, отбирали все деньги и ценные вещи и отправляли затем в ЧК.

Как общее правило, все офицеры и военные чиновники расстреливались немедленно в Новороссийске, а остальные должны были заполнить особый опросный лист, заключающий в себе 31 пункт. Для рассмотрения содержания заполненных опросных листов была учреждена при ЧК особая комиссия. Результаты работ последней комиссии выразились в следующем. Большая часть унтер-офицеров была расстреляна, а меньшая часть выслана в концентрационные лагеря на севере России. Рядовых солдат и казаков перевели на содержание в местный Новороссийский концентрационный лагерь впредь до проверки правильности содержания опросного листа (в последнем, между прочим, требовалось указать предыдущую службу и место пребывания за последние три года, для каждого года отдельно, указать, имеются ли родственники в советской России, их адрес и пр.).

По мере поступления ответов с мест происходило следующее: а) солдатам, давшим правильные показания в опросных листах, предлагалось поступить в Красную армию, а не желающим предлагалось поступить на работу в Баку, на нефтяные промыслы, с обещанием отпустить домой через шесть месяцев. В случае отказа от обоих предложений такие лица продолжали содержаться в концентрационных лагерях; б) лица, давшие неправильные показания в опросных листах, немедленно расстреливались.

Таким образом, из общего числа 1500 человек, приехавших в Новороссийск на «Решид Паше», в феврале месяце 1921 г. было расстреляно до 500 человек.

Второй рейс «Решид Паши» в Одессу большевики с внешней стороны постарались обставить помпезно. «Решид Паша» был встречен в Одессе оркестром, игравшим «Интернационал», с парохода кричали «ура» и пр. Затем повторилась абсолютно та же процедура, какая была проведена большевиками в Новороссийске: снимание с парохода небольшими партиями, расстрелы лиц командного состава, опросные листы и пр.

Сведения, поступившие разновременно из различных источников, в том числе даже и из одесской большевистской прессы, определяют число расстрелянных репатриантов, прибывших в Одессу на «Решид Паше», в 30%.

В дальнейшем репатриация носила до весны 1922 года уже отдельный и случайный характер, причем реэмигранты, прибывающие маленькими группами, либо имели возможность перед своим отъездом в советскую Россию заручиться тем или иным документом от представителей советской власти, либо, действительно, не имея за собой никаких грехов перед советской властью, рассчитывали на благополучное возвращение домой. Последняя надежда обыкновенно не оправдывалась, как можно судить хотя бы по данным прилагаемых выдержек из частных писем.

Весной 1922 года в Болгарии начались гонения на русских и одновременно усиленная агитация за возвращение на родину. В результате сложившейся для русских мучительной обстановки вновь начались попытки организованного возвращения эмигрантов на родину. Отправлялись партиями иногда численностью от 100 до 200 человек, частью в Одессу, а частью в Новороссийск. Обычно небольшими группами. Например, в мае месяце с[его] г[ода] партия казаков в 180 человек отправилась из Варны в Новороссийск. Партия эта была посажена в карантин и тотчас же ограблена до нитки, офицеры были отделены и в тот же день расстреляны. В числе расстрелянных были: Войска Донского Войсковой старшина Баранов, хорунжий Зорин, сотник Фомин, подъесаул Ковалев и др. Оставшиеся казаки были постепенно отправлены по своим станицам в распоряжение местных особых отделов для производства детального расследования об их службе в Белых армиях.

Частные письма, полученные простыми казаками из своих станиц, рисуют вполне определенную картину того, что ожидает возвратившихся на родину, даже таких казалось бы маленьких людей, как рядовой казак. Что же ожидает офицера, чиновника или просто интеллигентного человека — это не подлежит никакому сомнению: в лучшем случае — заключение в концентрационный лагерь в качестве заложника, подлежащего расстрелу при первом удобном случае.

В приложениях к настоящей справке даны копии выдержек из писем из советской России, адресованных в огромном большинстве простым солдатам и казакам. В этих письмах дается категорический совет: в настоящее время возвращаться в Россию эмигрантам нельзя, так как их ожидает расстрел или смерть в тюрьме.

——— • ———

назад  вверх  дальше
Содержание
Документы


swolkov.org & swolkov.narod.ru © С.В. Волков
Охраняется законами РФ об авторских и смежных правах
Создание и дизайн swolkov.org & swolkov.narod.ru © Вадим Рогге